Вторая жизнь

Вторая жизньЯ родилась 18 марта 1947 года. Моя жизнь сложилась так, что мне еще раз пришлось заново родиться. По профессии я музыкант. Окончила МГПИ им. В.И. Ленина. Работала в школе и хоровой студии, методировала студентов МГПИ.

Это произошло со мной, когда я ждала рождения ребенка. Роды по ряду причин были сложные. Ребенок крупный - 56 см, а во мне 1 м 56 см. Сделали кесарево сечение и внесли инфекцию. Начался перитонит. Ребенка достали здорового, а у меня не прекращалось кровотечение. Гемоглобин упал до 38. По одному и тому же шву сделали 7 операций. У медсестрички была моя группа крови (1-ая). Сделали переливание. Спас меня очень известный профессор, его вызвали из отпуска, но это было уже на 7 раз. От наркозов увеличились печень и селезенка, не знали, что лечить. Здесь помогли мамины травы.

Ребенок родился 19 мая 1974 года. Мой папа умер в мой день рождения 18 марта, не дожив до рождения внука двух месяцев. Он умер в возрасте 56 лет.

А теперь я расскажу о том, что я испытала во время родов и своей клинической смерти. Видела туннель (похоже изнутри на пустой бамбук с расширениями). Летела по этой трубе под углом 45 градусов к ярко-белому, светящемуся диску. Я осознавала, что родила сына и должна выжить, нельзя влететь в этот диск. После этого - чернота. Потом быстро пролетели все моменты моей жизни, и я поняла, что я абсолютный ноль, ничего не успела и что мое предназначение отдавать себя детям, что я и делала до сего времени. Я поклялась, что если выживу - поверю в Бога и выполню перед ним свои обязательства - отдать себя детям.

Я с усилием открыла глаза и увидела, что лежу в огромной комнате на столе. В ногах капельница, руки привязаны, во рту кислородная трубка, с двух сторон живота - тоже трубки. Ходят и сидят медсестры и врачи. В ногах, вокруг капельницы дрожит, как голубое облако, образ женщины в накидке. Через капельницу она плачет.

Я не могла отвести от нее глаз и поняла, что этот образ жалеет, спасает меня. Наконец я посмотрела вверх. Слева над моей головой была операционная лампа, а в ней, как в цветном телевизоре - три мужских лица. Лица были худощавые с раскосыми кверху глазами, жестокие и напряженные. Мне было неприятно, что они смотрят на меня, и я опять перевела взгляд на капельницу. Оттуда шло тепло и поддержка. К капельнице подошла молодая медсестра и прямо через образ стала наливать в капельницу жидкость, значит, видела образ только я. Я стала успокаивать себя, что это от лекарств галлюцинация и что скоро все пропадет. Но "это" не пропадало. Я решила, что надо закрыть глаза.

Закрыла, снова открыла их - но все было на месте (над капельницей и в лампе). Я сделала так трижды. На третий раз - лица в лампе мерзко исказились и исчезли, но образ в ногах остался. Вошла главврач больницы. Ей сказали, что кризис миновал, теперь надо только вовремя вынуть трубку. Главврач падает при всех на колени и, глядя на капельницу, начинает молиться Деве Марии!

Я потрясена, но все воспринимают это спокойно. Через некоторое время меня переводят в отдельную палату. За мной продолжают ухаживать две медсестры, меняют раствор в капельнице. Все вены мои так устали, что их находили только на ключицах (у шеи), между пальцами ног и рук. Ко мне пришла главврач. Она сказала: "Таня, ты сделаешь, что я попрошу?" "Да", - ответила я. "Окрести сына", - сказала она и ушла. Я выполнила ее просьбу, как только через полтора месяца мы вышли с сыном из больницы.

Видение на второй операции Перед глазами возник металлический диск и стрелка на цифре 12. Других цифр не было. Вдруг услышала монотонный голос: "Ты не должна дышать до семи кругов, иначе погибнут люди". Я задержала дыхание. Стрелка делала круг и на цифре 12 - был щелчок. "Раз", - считаю я, и так 6 раз. Чувствую, что не могу больше не дышать, но все же дотянула и вздохнула вместе со щелчком. "Седьмой была ты", - прозвучал голос.

Еще операция

Снится мне мой класс, где я работала классным руководителем. Меня увозит троллейбус. Он весь в голубом электрическом поле. Я стою у заднего стекла троллейбуса, а дети тянут руки, чтобы догнать и ухватиться за него. Я кричу: "Нельзя". Но меня никто не слышит. После этой операции я поседела. А из больницы в 26 лет вышла почти вся седая.

...Я покидала свое тело и видела сверху, как меня оперируют. Мне не нравилось мое отекшее тело и не хотелось туда возвращаться, но потом с болью и тяжестью - вернулась. Видела, как не пускали моего мужа ко мне с авоськой и лимонами, значит, я и туда летала. Потом, в течение года, со мной происходило много странных вещей - как будто жизнь и нереальность переплелись, и нельзя было отделить одно от другого. Но это как-нибудь в другой раз.

Хочу только сказать, что у меня открылось много способностей - пишу картины, стихи, прозу, музыку. Являюсь членом художественного международного объединения и акварелистов Москвы. Мои песни исполняются известными певицами, стихи печатаются. Преподавать детям стала не только музыку, но и живопись. Сейчас очень много рисую и пишу. Жизнь стала многогранной и интересной. Сын вырос. Внучке уже 7 лет.

Иногда стихи приходят необыкновенные, например:

Тропою солнечных лучей Лечу и воздух разрезаю.

Лечу как вихрь, среди огней,

Весь мир земной - благословляю!

Смотря на мир - пусть детство в нас проснется,

Природа, Боже, как ты хороша!

И с удивленьем жизнь к нам обернется,

Ее коснулась крыльями душа.

Летите души к неизвестным далям,

Твори художник сотни тысяч лет.

Нет возвращения к тревогам и печалям.

С небес пусть льется только счастья свет!

Татьяна УРАПОВА, г. Москва

#журнал#подкова#урапова#жизнь

cnНА ГЛАВНУЮ cnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru