Радуга+Задайте свой вопрос

Радуга+клуб знакомств

Радуга+Написать письмо

Радуга+Подписка

В контактеВступайте в группу, оставляйте свои комментарии

Чему учило нас кино?

Чему учило нас кино?В юности мы с друзьями увлекались поэзией Юрия Левитанского.

Надо сказать, что студенческая молодежь второй половины прошлого столетия не представляла своего досуга без стихов, авторских песен и, конечно, без хороших, серьезных фильмов. Поэтому мне, например, нравилась у Левитанского такая строчка: "Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино".

Правда, непонятно было, почему Юрий Давыдович отдает предпочтение черно-белому экрану?

Чем он лучше цветного? - наивно удивлялась я. Прошли годы и, повзрослев, я поняла смысл мудрых слов поэта. Разве жизнь человека не походит порой на трагикомическую киноленту? И разве не лежит в основе искусства слова и жеста извечная борьба между черным и белым: добрым и злым, красивым и уродливым? Но безвозвратно, видимо, ушло от нас время, когда создавалась классика кинематографа. Когда она отличалась глубиной, содержательностью, подлинной демократичностью. И, когда, наконец, знакомство с шедеврами десятой музы было доступно каждому. Экранизации русской и зарубежной литературы помогали учить и воспитывать детей, впрочем, как и любой другой, во всех отношениях ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ фильм.

Двадцать с лишним лет прошло, а я до сих пор вспоминаю, как увлекла ребят девятых-десятых классов дискуссия, посвященная прекрасной, щемяще-грустной картине Марлена Хуциева "Послесловие".

Спор, беседа, просто обмен мнениями по поводу нового достижения кинематографистов - все шло тогда на пользу и ученику, и его наставнику. И страшно подумать, сколько грязных, жестоких сцен приходится видеть сейчас на экране детям тех детей, которых мы когда-то учили.

...Кто-то должен, обязательно должен достучаться до умов, до сердец сегодняшних школьников и открыть им важную истину: кино не имеет права быть пошлым зрелищем. Оно - высокое искусство и постижение мира.

Три этюда "про это"

Не скрою, в беседах о кино мы, учителя, затрагивали и довольно щекотливые темы. О том, в частности, что физическая любовь, если уж о ней зашла речь, обязана выглядеть на экране одухотворенной. К тому же, разумеется, является таковой и в действительности. Грубой эротикой насыщены обычно далекие от совершенства фильмы. Умному, тонкому режиссеру чуждо стремление к этической и эстетической дискредитации человека: будь то герой фильма, актер, исполняющий его роль, или зритель, пришедший на встречу с искусством.

В этом плане интересна американская кинолента "Как украсть миллион" (1966 г.), снятая известным комедиографом У.Уайлером. Силу влечения, возникшего между молодыми героями, Уайлер изображает "с помощью" многочисленных поцелуев. Влюбленные целуются неистово, самозабвенно в любом удобном и неудобном месте ночного музея, но их поцелуи при этом неизменно остаются целомудренными. Думается, так и должно быть и на театральной сцене, и на киноэкране. Потому как предмет искусства - не физиология человека, а его душа. И далеко не все явления в нашей жизни поддаются эстетическому осмыслению, значит, и незачем насильно, что говорится, за уши, притягивать их к искусству.

Представьте, насколько проиграла бы в глазах зрителей сцена измены Вероники Борису, своему жениху, ушедшему воевать с фашистами, если бы постановщики картины "Летят журавли" (1957 г.) перевели бы столь драматический момент в жизни юной, рано повзрослевшей москвички в натуралистическую плоскость? Тогда, скорее всего, поклонники исполнительницы главной роли, Татьяны Самойловой, уже не смогли бы сопереживать ее героине, а позже - поверить в духовное возрождение Вероники. К счастью, режиссер М. Калатозов показал себя в работе над фильмом (будущим призером Каннского фестиваля) художником, обладающим чувством стиля и безошибочным нравственным чутьем.

...1941 год. Немцы вплотную подошли к Москве. Убиты родители Вероники. От Бориса с фронта нет вестей. И как часто случается в подобной ситуации, нашелся тот, кто ловко воспользовался чужой бедой.

Ночь. На экране тревожные сполохи света, взрывы бомб, вой сирены. Это знаки беды, знаки всеобщей катастрофы. Через них до нашего сознания доводится мысль о не менее страшной катастрофе в душе ОДНОГО человека - вчерашней школьницы.

Воздушная тревога. В темноте по осколкам стекла - осколкам прежней жизни - двигаются двое. Охотник и добыча. Вероника все время настороже и пытается оказать сопротивление. С яростью, с не женской силой она бьет Марка по лицу. Но по едва уловимым признакам мы начинаем понимать: одиночество, отчаяние сломали волю девушки, до предательства - один шаг. Она сама это понимает и ненавидит себя за преступную слабость. Хлесткие пощечины, которыми невеста солдата награждает красивого негодяя, она как бы предназначает и себе самой, не выдержавшей испытания разлукой.

Всемирное признание "Летят журавли" получили не только благодаря высоким художественным достоинствам, они получили его за ту нежность, за те понимание и сочувствие, которые создатели фильма проявили по отношению к Веронике.

Зато другой представительнице прекрасного пола и уже другая съемочная группа во главе с В. Ретиным готова предъявить нешуточное обвинение. Киноповесть "Сладкая женщина" (1976 г.), поставленная по одноименному литературному произведению Ирины Велембовской, показалась мне перспективной с точки зрения педагогики. Отталкиваясь от обратного, я решила, что черствость и абсолютно "стерильная" бездуховность Анны Доброхотовой (в замечательном исполнении Н. Гундаревой) помогут мне в беседах о женственности. Так что, на этот раз в культпоход в кино я взяла исключительно девочек - будущих жен и матерей.

Каждым поступком Анны, несмотря на ее "говорящую" фамилию, руководит грубый эгоизм. Не успев похоронить мать, Анна уже совершенно хладнокровно подсчитывает в уме прибыль, которую ей не терпится получить от продажи имущества дома отца и отчего дома.

Вкусы, вульгарные манеры Анны оставляют желать лучшего. Но гораздо печальнее тот факт, что эта разбитная, бойкая на язык работница кондитерской фабрики вульгарна по своей внутренней сути.

Безмерно ценя мир вещей, она отказывает в столь необходимом для них чувству любви близким людям: матери, мужу, сыну. Анализируя поступки Анны, нашей современницы, мы со старшеклассницами уделили внимание эпизоду, который многими зрителями воспринимается, как забавная интермедия, а еще - как остроумная пародия на пошлую "киноклубничку". Эпизод этот не только комичен. Он как нельзя лучше в иносказательной, образной форме показывает убогость и абсурдность жизненной установки Анны Доброхотовой.

Однажды Анне удалось приобрести дефицитный холодильник. Увы, громадная "Ока" не захотела влезать в заставленное мебелью жилище. Огорченная хозяйка дома тщетно пытается сдвинуть ее с места. Водитель машины, доставивший престижный груз, усердно помогает "сладкой женщине" и... буквально сгорает от страсти к ней. То, что он испытывает к Анне, никак не назовешь возвышенным чувством. Но вполне понятны искренность, естественность его влечения по сравнению с противоестественной тягой Анны. Не обращая внимания на пылкого воздыхателя, она чуть ли не в экстазе приникает к неодушевленному предмету своего вожделения - к холодному белому идолу, а проще говоря, к последней новинке бытовой техники. Такая вот эротика! А выводы, что сами собой напрашиваются после просмотра мастерски сработанной на "Ленфильме" киноленты, неожиданны и, прямо скажем, жутковаты.

Дело в том, что "Сладкая женщина" после близкого с ней знакомства оказывается вовсе не "сладкой, то есть не "приятной" (см. словарь русского языка С.И. Ожегова) и даже не женственной. Наделенная яркостью, дородностью русской красавицы, Анна совершенно лишена качеств подлинной женственности. Ее нельзя называть ласковой матерью, заботливой дочерью, любящей женой. Больше того, в мещанском стремлении "жить не хуже других" она вытравила в себе те драгоценные качества, что делают человека человеком: совесть, отзывчивость, достоинство.

Не случайно, в повести Велембовской морально опустошенная Анна, оттолкнувшая от себя и мужа, и сына, никогда не имевшая друзей, пытается покончить с собой. Сцена с холодильником имеет эпатажное завершение, хотя, благодаря тактичности и чувству меры снимающих, завершается не на глазах у зрительного зала, а так сказать, заочно. В кадре же осталась одна единственная фраза-вопрос, брошенная Анной шоферу напоследок: "Я тебе что-нибудь должна?"

Бывает, что информация не помогает человеку, а наносит ему вред, отравляет его. Поэтому чистым милым моим девчонкам-старшеклассницам я, помнится, тогда ничего объяснять не стала. Хотелось надеяться, что они не поняли гнусной сути как вопроса, заданного Анной, так и поступка, совершенного ею. Не испытывая к своему случайному знакомому ничего, кроме ледяного презрения, Анна все же воспользовалась его пылкостью и уступила ему. И сэкономила энную сумму на доставке злосчастного агрегата, так безжалостно вымораживающего душу отечественного обывателя.

Вспомним, за какие коврижки родной дядя Нины, кавказской пленницы, продал ее всесильному и похотливому товарищу Саахову. За стадо баранов, ежегодную путевку в Сочи и... совершенно верно! За импортный холодильник.

Ну, а "сладкая женщина" легко, не терзаясь, где-то там, между делом, предала человека, готового отдать жизнь за нее и за ее маленького сына. Однако измена мужу обернулась для Анны, прежде всего, изменой самой себе, надругательством над собственной душой. Что и говорить! Были фильмы в наше время. Каждый второй - черно-белое кино, иначе - раздумье о природе добра и зла, каждый второй - истинный учебник жизни.

Человек на все времена

Восторженную провинциалку Катю Иванову ("Девушка без адреса", 1958 г.) Москва встретила ох как неласково! Много обид пришлось вытерпеть ей и от собственного дела, взбалмошного, ребячливого старика, и от "типичных представителей" чванливого московского барства. А в один невеселый дождливый вечер Катя едва не угодила под колеса "москвича". Здесь, используя метафору (основу основ любого вида искусства), режиссер фильма Эльдар Рязанов и сценарист Леонид Ленч помогают нам понять беспощадно-трезвую и крамольную по тому времени истину: не жалуют избалованные сытой столичной жизнью чиновники-москвичи тех, кто тревожит их покой, враждебно настроены они ко всяким там Ивановым из глубинки - правдолюбцам и поборникам справедливости.

Но не только сатирой на подлецов хороша комедия молодого, дерзкого Эльдара. Возвышающим душу актом для моих воспитанников и для меня, воспитателя, стало внезапное озарение: оказывается, любовь к ближнему - реальная, осязаемая сила. На память приходят слова песни, ее в любовной тоске поет Паша Гусаров: "Девчонку без адреса всюду ищу и днем, и вечерней порою".

Не уставая разыскивать в огромном городе Катю, он - один во всей Москве! - могучей энергией своего чувства, своей неуспокоенностью незримо оберегает от еще худших бед девушку Без Определенного Места Жительства, без элементарных юридических прав. Вообще, перефразируя А.С. Пушкина, можно смело утверждать: "О, сколько же открытий чудных, несметных сокровищ готовит тот или иной фильм ученику и его учителю, влюбленным в искусство кино".

Говорят, что когда-то Никита Михалков долго упрашивал Ролана Быкова дать ему роль Афанасия Полосухина. Но постановщик "Семи нянек", несмотря на исключительную киногеничность молодого Никиты Сергеевича, пригласил на роль трудного подростка его ровесника, Семена Морозова. Объяснял он это тем, что Морозов (счастливая для роли находка!) похож на собачку - беспородную и беспризорную, упорную в своем стремлении выжить.

Режиссерский дебют актера московского ТЮЗа Ролана Быкова, состоявшийся в 1962 году, оказался как мы знаем, на редкость удачным. Его кинокомедия "Семь нянек", как и последующие работы, стали классикой нашего кинематографа. И сегодня, почти полвека спустя, зритель по-прежнему смеется, огорчается, "морщит лоб" (задумывается), глядя на похождения юного Афонии Полосухина.

Черной неблагодарностью заплатил он "золотой бригаде" нянек: врал, крал, мошенничал. Наконец, потеряв всякую надежду сделать из него человека, бригада решила отправить горе-воспитанника обратно, в исправительно-трудовое учреждение.

Перед нами заключительный момент драмы, он же - момент истины. Безлюдный (как изолятор) вокзал. Афоня и приехавший за ним начальник колонии поднимаются на подножку вагона. Глупый мальчишка, виновник стольких бед, вот-вот заплачет. Не хочет расставаться он со своими приемными родителями (а других у него никогда и не было). Слишком поздно дошло до Афонии, какими ласковыми, заботливыми, терпеливыми были все его "тети Лены" и "дяди Коли".

Несколько месяцев назад, дружные и веселые, взяли они Афоню к себе прямо из изолятора, куда тот попал за очередную провинность. И сейчас он снова возвращается в колонию, по сути дела, в тот же изолятор. А должно быть совсем, совсем иначе: много чутких, дружелюбных людей должны всегда окружать Афоню, в идеале - вся страна. И вдруг свершается чудо: Пустынный перрон, как по волшебству, заполняется толпой встречающих. Море букетов, объятий, улыбок - море любви! Кто-то сильный выхватывает Афоню из уходящего поезда, сует ему, несмышленышу, соску - мороженное. И плывет он на руках простивших его родителей, купаясь в волнах любви.

У чародея кино Федерико Феллини его героиню ("Ночи Кабирии", 1957 г.), ограбленную, обманутую, спасает от самоубийства идущая ей навстречу праздничная толпа. Люди приветствуют Кабирию, дарят цветы. Скажете, плагиат? Нет, просто творческое переосмысление. Талантливый перевод с итальянского языка на русский художественных приемов, игровых ситуаций, социальных проблем. И автор этого перевода - замечательный режиссер, знаток ребячьих сердец, Ролан Анатольевич Быков.

Давайте немного помечтаем. О том, что произошло нечто удивительное: в учебную программу средней школы включили курс "Киноведение". С обязательным просмотром и обсуждением фильмов прошлых лет. Почему именно "прошлых"? Потому как сегодняшняя теле- и кинопродукция зачастую дает превратное представление о том, что такое "хорошо" и что такое "плохо". А разрушение нравственного идеала (над чем сейчас так упорно трудятся представители большинства средств массой информации), по мнению психологов, социологов, священнослужителей, ведет к разрушению психики человека.

Итак, цель курса "Киноведение" помочь учителю в воспитании человека на все времена. Без которого не может обойтись ни одна эпоха, ни одна общественно-политическая формация. Это не стяжатель, не мошенник, не гангстер. Это личность с активной жизненной позицией. Имя ей Доброта, истинная Доброта, а не слабое, безвольное добрячество. И пусть нас не смущает в деле воспитания молодых россиян завышение нравственной планки.

Ведь идеал, по словам Л.Н. Толстого, всегда впереди. А людей, достойных подражания, история знает немало. И среди них - великий гуманист XVI века Томас Мор. Ему посвящена картина "Человек на все времена". Создал ее один из лучших американских режиссеров - Фред Циннеман.

Будучи лордом-канцлером, первым лицом в Англии после короля (кровожадного Генриха VIII), Томас Мор предпочел смерть на плахе отречению от веры и от высокого призвания быть адвокатом бедняков.

Знакомство с кинодрамой "Человек на все времена", получившей в номинации 1966 года премию "Оскар", принесло бы большую пользу нашим школярам. Ведь ни для кого не секрет, что произведения искусства гораздо лучше, чем скучные наставления, способствуют пробуждению у подростков положительных эмоций, развивают умение мыслить, формируют художественный вкус.

Первое же занятие по киноведению хорошо бы начать с "Андрея Рублева". Фильм А.Тарковского, безусловно, сложен для детской аудитории, но для просмотра и обсуждения вполне подошла бы одна его часть - новелла "Колокол". Над житейской жестокостью и злом в произведениях Андрея Тарковского всегда воспаряет душа его героев.

Образ Бориски - пятнадцатилетнего крестьянского мальчика, пережившего набеги татар, смерть родителей, измученного голодом, болезнями и сумевшего отлить чудо-колокол, - глубоко символичен. Он олицетворяет собой созидательную мощь России. Даже один кадр, одна метафора (скрытое сравнение) заставляют многое почувствовать, о многом задуматься.

Меся лаптями осеннюю грязь, колокольных дел мастер обошел всю округу. А искал он место для отливки формы. Наконец, нашел подходящую ложбинку и начал нетерпеливо разгребать землю. Но под руку то здесь, то там попадаются твердые древесные корни. Разве с ними справишься! Отрок запрокидывает голову вверх и видит устремленный в небо ствол, густую зеленую крону. Нет дерева без сильных, глубоких корней, как нет страны без уходящих в глубину веков основ разумной государственности: духовности, народного самосознания, национальной культуры.

"Всегда сквозь мир этот просвечивает мир иной"

Д. Андреев, "Роза Мира"

По странному совпадению, продолжение нашей беседы о кино тоже связано с именем Юрия Левитанского. В 60-х годах прошлого века он, участник Великой Отечественной войны, выпустил сборник стихов, посвященных друзьям-фронтовикам. Сюда вошло одно, в высшей степени необычное произведение. Называется оно "Песнь о Нибелунгах" и написано белым стихом, без рифмы. И оттого, на мой взгляд, способно вызвать у читателя эмоциональное потрясение. Кроме того, "Воспоминание о Нибелунгах" наводит на мысль о существовании одной необъяснимой закономерности: через реальные события, происходящие в мире людей, а также в сфере науки и искусства, всегда просвечивает ирреальное.

Казалось бы, чего проще? Погожим весенним деньком 1941 года дружная компания московских мальчишек решила пойти в кино. Сказано - сделано! Но когда погасло электричество, засветился экран и начался фильм, ее величество Мистика вступила в свои права. И хлынул в зрительный зал поток зловещих предсказаний.

"Это было почти перед самой войной. Мы смотрели старый немецкий фильм "Песня о Нибелунгах". Фильм, конечно, немой, и веселый тапер из студентов наяривал лихо на пианино что-то смешное. Одна песенка сменяла другую. И мы, мальчишки, хохотали, когда белокурый красавец Зигфрид умывался кровью дракона под мелодию "Марша физкультурников".

Мы излучали тогда немецкое средневековье: миннезанг, майстерзанг, мы любили щегольнуть каким-нибудь звучным именем, каким-нибудь Вальтером фон дер Фогельвейде. Оставалось несколько месяцев до начала этой войны, с которой мы возвращались долгие годы, с которой не все мы вернулись. Мы, от души хохотавшие над этой отличной шуткой: Зигфрид умывается кровью дракона! Умывается кровью, ха-ха! Умывается кровью..."

М.Ю. Лермонтов любил рассказывать, что еще в 12-м веке, он жил в Шотландии, был похищен феями и получил от них дар поэта и пророка. На Кавказе, перед дуэлью, о которой из его окружения никто не знал, Лермонтов с друзьями пил вино на последнем в своей жизни пикнике. Место, где состоялся пикник, называлось Шотландка.

Поразительный случай произошел однажды летом в селе Михайловском, спустя 150 лет после смерти А. С. Пушкина. В доме-музее поэта проходила экскурсия. Вдруг во время рассказа экскурсовода в кабинет Пушкина влетел соловей, обычно избегающий большого скопления людей. Маленькая птичка безбоязненно устроилась на оконной занавеске и запела. Пела она долго, заливисто. Собравшихся охватил священный трепет. Кто-то плакал. А соловей пел, пел. О загадочном в нашей жизни пишут и пишут. Да и куда от него денешься! Боясь прослыть суеверными, непродвинутыми, мы отмахиваемся от мистики, гоним ее в дверь, а она, словно Михайловский соловей, летит в окно.

В марте 1995 года по московской телепрограмме показывали "Семнадцать мгновений весны". Одна из двенадцати серий, та, где погибает профессор Плейшнер, пришлась на день похорон актера Евгения Евстигнеева, исполняющего в фильме роль немецкого антифашиста. Последние часы жизни всеми забытого Юрия Белова совпали с новогодним показом "Карнавальной ночи". Участие в ней принесло Белову в 1957 году огромный успех.

Мистика - особа непредсказуемая: то она коварна, недоброжелательна по отношению к нам, простым смертным, а то вдруг возьмет и напророчит что-нибудь эдакое... вполне оптимистическое. Не зря, видно, Косой учил на даче английский язык - "йжэс, йэс, обгхээс". Через несколько лет после съемок в "Джентельменах удачи" Савелий Краморов уедет в Америку. Так что "уроки английского" ему так как бы и пригодятся.

Карьера в кино для очаровательной Александры Яковлевой началась с фильма А.Митты "Экипаж", там она сыграла роль стюардессы. Через много лет, которые были целиком отданы кино, Яковлева неожиданно опять "вернулась" в авиацию. Сейчас она успешно занимается аэробизнесом.

Как был наказан убийца Карандышев и спасен актер Мягков

При виде зловещей фигуры Карандыщева, плывущего в тумане, подобно мифологическому Харону, перевозчику в царство мертвых, невольно пробирает дрожь. Уж очень впечатляюще выглядит Андрей Мягков в роли "маленького человека". Но не тихого, не кроткого, как его литературные тезки - Акакий Башмачкин или Макар Девушкин, - а безмерно самолюбивого, с черной, завистливой душой.

Съемки "Жестокого романса" подходили к концу. Осталось снять эпизод, где Карандышев догоняет на лодке "Ласточку", чтобы отомстить Паратову и Ларисе за нанесенную ему обиду. Вот он приблизился к пароходу, сейчас поднимется на борт. Внезапно возник водоворот, и лодка перевернулась. Канадышев-Мягков ушел под воду. Но актер не погиб. Неведомая сила вернула его к жизни. Возможно для того, чтобы здесь, на Земле, выполнить свое предназначение: воплощать на сцене и на экране образы не злодеев, не убийц, а людей праведных, духовно просветленных. Таких, как его Алеша Карамазов.

Роль юноши монаха, "Алексея, человека Божия" - любимого героя Ф.М. Достоевского, которого он, писатель, выстрадал, выписал и назвал в честь своего умершего в раннем детстве сына, - стала первой серьезной ролью молодого Мягкова ("Братья Карамазовы", 1969 г.).

Да, актера ожидало чудесное спасение: мощной волной Волга-матушка вынесла его на берег. Первое, что увидел Андрей Васильевич, открыв глаза, были кресты Игнатьевского монастыря, древней святой обители.

Даниил Андреев в неподражаемой "единственной на этот шар земной" книге "Роза Мира" пишет о постоянно существующей кармической связи между служителями Муз и его произведениями. К глашатаям темного, совершающим духовные подмены, Андреев относит композитора Скрябина с его инфернально-сладострастной "Поэмой Экстаза", живописца Врубеля с его "Демонами": картины "Демон сидящий" и "демон поверженный". Опубликование же кощунственной "Орлеанской девственницы", считает русский мистик, отягчило карму Вольтера неизмеримо сильнее, чем десятки его неблаговидных поступков в личной жизни.

Гоголь, интуитивно чувствуя зависимость между литератором и порожденным им детищем, мечтал направить на путь истинный персонажи "Мертвых душ". А после смерти, по словам Андреева, затратил титанические усилия для исправления собственной кармы и кармы тех, с кем встретился он в тонкоматериальных сферах, - реально существующими там метапрообразами Чичикова, Собакевича, Плюшкина.

Вероятно, ответственность за облеченные в кровь и плоть сущности несут не только авторы художественных образов, но и артисты. Наталью Варлей, согласившуюся в молодости сыграть ведьму панночку ("Вий"), ждали впоследствии разного рода неприятности. Избавиться от них ей помог приход к вере, к Богу. Федор же Иванович Шаляпин после каждого представления оперы "Фауст", где он пел партию Мефистофеля, исповедовался в церкви.

Дух веет, где хочет

Настало время поговорить и о Мистике высшего порядка. Как это ни странно звучит, но есть в Госфильмосфонде советского периода ленты, получившие на международных кинофестивалях призы религиозных деятелей. Среди них всем нам известные "Джентельмены удачи" и "Солярис", а "Поездка в Висбаден" (1987 г.) - экранизация гениальной повести И.С. Тургенева "Вешние воды" - удостоилась высочайшей награды - Почетного Ордена Папы Римского.

Католические и протестантские священники, отмечая большие заслуги наших кинематографистов, особо подчеркивали тот факт, что созданные ими произведения отличаются любовью к человеку и глубоким исследованием его душевного мира.

Получается, что не по злой, а по доброй иронии судьбы, вопреки установившемуся в 1917 году тоталитарному режиму, в СССР на протяжении семидесяти лет формировалась и существовала одна из лучших в мире школ режиссерского и актерского мастерства. И если судить по самым нашим удачным кинофильмам и театральным постановкам, школа эта ориентировала зрителя на восприятие и понимание им ДУХОВНОГО первоначала бытия.

Скрытая религиозность, одухотворенность советского киноискусства поражает еще больше, когда сравниваешь его достижения с дореволюционным (свободным от марксистско-лениской идеологии и влияния "железного материализма") кино России. Примитивные, поверхностно-сентиментальные игровые кинокартины тех лет претендовали на оголтелое, прямо-таки вселенское мещанство. (В то время как на Западе уже создавали свои шедевры Гриффит и Чаплин).

Чудовищный вандализм революционного урагана превратил храмы и монастыри - каналы, по которым духовное проникало в сознание широких слоев населения России,- в груды развалин. За десять веков существования русская церковь не насчитывала среди своих мучеников за веру столько, сколько их появилось в первые же годы установления новой власти. Тысячи священников и прихожан были обречены на смерть не только в тюрьмах, но и в так называемых трудовых лагерях. Но каким бы жестоким ни был курс, взятый государством в отношении религии, сопротивление той злой силе, что стремилась его искоренить, оказалась непобедимым.

Сопротивление Святого Духа сказывалось везде: в забытых селеньях староверов, в домах православных, католиков, буддистов, приверженцев иудаизма и ислама. В дружбе, в любви, в общении человека с природой, в его тоске по мировой гармонии, в жажде творчеcтва. Ибо Дух веет где хочет, дышит где хочет.

В условиях жгучей ненависти к любому проявлению религиозности вместилищем Духа стало и молодое советское искусство, вернее, та его часть, что опиралась на культурное наследие прошлого и которую смело можно назвать средоточием Любви, Милосердия, даяния. Даже в незамысловатых, на первый взгляд, комедиях, при вдумчивом отношении к творческим исканиям их создателей, нередко открывается поразительная глубина.

Кадры "Кавказской пленницы", например, заставляют нас задуматься о вещах, далеко не веселых. О беззаконии, вседозволенности, цветущих пышным цветом на благодатной почве в некотором царстве-государстве. О безудержном разгуле сил Зла. Начало фильма напоминает известную картину русского художника Д.Поленова "Въезд Христа в Иерусалим".

Меж синих гор, вершинами уходящими в лазурное небо, по раскаленной от солнца дороге едет на осле странствующий интеллект Шурик. Он в комедии Леонида Гайдая олицетворяет светлое начало: на него здесь возложена важная миссия - спасти от неволи и бесчестия прекрасную, чистую девушку, студентку Нину. Для этого Шурику предстоит сразиться в небольшом южном городке с нечистой силой "местного значения" - "ба-а-льшим начальником", товарищем Сааховым, и его шофером, родственником Нины.

Присмотритесь при случае к персонажу, которого очень убедительно изображает в "Кавказской пленнице" Фрунзик Мкртчан. В его облике и намека нет на теплоту, человечность: хищный оскал вместо улыбки, постоянно таящие угрозу глаза. Вот он в ресторане. Обманув доверчивого Шурика и заключив с ним преступную сделку, пускается на радостях, в дикий пляс.

Так ведь это... черт! Сущий черт, разве что хвост еще не вырос. Можно ли по-другому назвать существо, способное продать в рабство родную племянницу, круглую сироту?

"У комедии грустное лицо!" - не перестает утверждать Эльдар Рязанов. С ним, главным комедиографом России, трудно не согласиться. Добавим только, что у хорошей комедии лицо еще и доброе, и загадочное, и отнюдь не легкомысленное.

Поэтичная, милая, трижды ностальгическая комедия "Я шагаю по Москве" (1964 г.). Поначалу она производит впечатление чего-то бессодержательного, бесконфликтного: музыка, солнце, летний дождь, виды красавицы Москвы. В общем, лирическая кинозарисовка. Тем не менее есть в этом творении знаменитых шестидесятников - Геннадия Шпаликова и Георгия Данелии - прочный стальной стержень: внутренний драматизм (легко ли быть молодым?) и модное духовное поле.

Поразительно уже то, что в годы правления очередного "сатрапа от социализма", жестокосердного Хрущева, авторы не побоялись начать основное действие фильма с утреннего богослужения в храме. А вот войти в храм получил разрешение" у них только один из трех молодых людей, представленных нам, зрителям, - метростроевец Николай (Никита Михалков). Он обладает поистине христианскими качествами: готовностью всегда прийти на помощь знакомым и незнакомым людям и даром всепрощения.

Чтобы помочь своей "женской" семье (бабушка, мама и сестра с ребенком), Николай устраивается на трудную, но хорошо оплачиваемую работу в шахту. По существу, этот восемнадцатилетний юноша, заменив погибшего на фронте отца, становится главой семьи, хотя обязанностей у него гораздо больше, чем прав. Наверное, про таких, как он, поется в песне-молитве Булата Окуджавы: "Дай передышку щедрому хоть до исхода дня". Но жизнь не дает Николаю и часа для передышки. "Я спал всего сорок три минуты" (после ночной смены - Е.Н.), - скажет он своему другу Саше, явившемуся к нему спозаранку.

Но Саша-то отлично знал, что делает. Целый день Николай, буквально забывая о себе, будет улаживать сложные отношения одноклассника то с военкоматом, то с его собственной невестой. Зато Саша, отчаянный эгоист и будущий семейный деспот, не способен проявить внимание ни к своему верному товарищу, ни к любимой девушке.

Через каждые полчаса он звонит Светлане и ревниво осведомляется: "Ты меня любишь?" Вместо того, чтобы самому почаще признаваться ей в любви. "Саша, ты меня любишь?" - передразнивая зануду-жениха, шутливо спросит Николай, заключая его в объятия. Сцена эта, конечно, уморительна, но в не меньшей степени и знаменательна.

Действительно, кто же по-настоящему сердечно и с благодарностью относится к Николаю? Кто ценит его самоотверженность, активную доброту? Некий "джентльмен" - пассажир в общественном транспорте, ни за что ни про что нагрубивший Николаю, да еще пообещавший "двинуть как следует".

Чересчур требовательные и неласковые домочадцы? Девушка его мечты, Аленка? Или гость Москвы Володя? Сибиряка Володю Ермакова Николай спасет от зубов свирепого боксера. Потом повезет нового знакомого к себе домой, чтобы он отдохнул, пришел в себя от испуга, пока сестра будет чинить пострадавшие от собаки Володины брюки.

После чего, шагая вместе с Ермаковы по Москве, Николай, одновременно с урегулированием Сашиных проблем, станет быстро и оперативно выполнять "директивы" Володи - нужные адреса, столичные магазины и т.п. Володю Николай полюбит, как старшего брата, дружбой с ним будет гордиться.

Ведь сибиряк не только геолог, первопроходчик, он еще и писатель! Не долго думая, Николай решает открыть ему, теперь уже близкому человеку, свою сердечную тайну. В ГУМе он познакомит Володю с Аленой, продавщицей музыкального отдела. На нее, лучшую девушку на свете, наш деликатный герой лишь изредка позволяет себе полюбоваться со стороны.

Но, проявляя прискорбное для начинающего писателя отсутствие чуткости, наблюдательности в общении с людьми, наконец, обычной порядочности, Ермаков начнет "покорять Сибирь". И буквально за несколько минут влюбит в себя Алену! Несмотря на испытанное им потрясение, Николай не затеет ссору. У него хватит самообладания и благородства, чтобы понять и простить соперника. Как поймет и простит он, почти подросток, свою родственницу (замужнюю женщину, мать двойняшек), когда увидит ее здесь, в толчее ГУМа, с незнакомым мужчиной. "Живой человек, всяко может случиться", - оправдает он ее в глазах Саши и Володи.

В этот безумный день Николай еще успеет: а) помочь дружинникам задержать вооруженного преступника; б) достать для Саши новый черный костюм, помирить его со Светой и отвести за ручку в ЗАГС; в) устроить молодоженам свадьбу, предварительно опять помирив своего невозможного дружка с уже законной женой; г) вовремя попасть на работу в ночную смену, с которой может и не вернуться домой, - шахта есть шахта.

Чем же закончится сия притча? Алена и Володя будут танцевать, воркуя и обнимаясь на глазах у Николая. Саша "под занавес" обвинит его, собственного поводыря и спасителя, во всех своих бедах. Николай же не обидится, не заплачет, не разозлится. Он просто споет: "Бывает все на свете хорошо!" Вот он какой- этот удивительный киногерой! Скромный, мудрый, щедрый душой, Николай... Угодник? Тот, кого всегда любили и почитали на Руси?

Евгения НАЦКАЯ, г. Самара.

#подкова#нацкая#кино

cnНА ГЛАВНУЮ cnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru