Дно

Дно

Это просто кусочек из жизни людей, живущих на дне города - в пьянстве, наркомании и разврате. Нет попытки критики или призывов к чему-либо. Просто картина жизни, которая течет параллельно относительного благополучия многих жителей Самары. А между тем, для некоторых это - норма жизни. И страшный этот омут затягивает "на дно" все больше молодых...

...Зашли в дом. Прежде, чем открыть дверь, нужно отодвинуть какие-то ящики. Мишка, ругнувшись, с размаху бьет их ногой. Чуть освобождается проход. И он тянет ручку двери на себя. Дверь села и поддается с трудом. Из-за двери доносится мужской хриплый бас: "Вверх подними!" Приподнятая руками Мишки дверь пропускает их вовнутрь, в освещенную закопченной лампочкой комнатушку. Невидимый, но тот же бас говорит: "Кругом то сырость, то жара - весь дом "пляшет".

Наконец, не разуваясь, минуя своеобразную прихожую, приятели входят в комнату. Посреди нее стоит стол. Вокруг - компания из 5 человек.

Во главе, в центре стола сидит плечистый, смугловатый мужик лет 40. Лукавые, с хмелью, глаза осматривают гостей. И вдруг губы растягиваются в улыбке, обнажая во рту чехарду из вставных зубов желтого цвета: "Мишка, братуха, каким ветром?!"

Из-под стола появляются руки: бугристые, в мозолях, разрисованные наколками. Не раздеваясь, сняв только шапки, Мишка с приятелем садятся за стол на свободные стулья. Перед Генкой чей-то недопитый стакан и остатки еды в тарелке, перед Мишкой - тоже.

На столе полно окурков и объедков. Пока Мишка с хозяином дома (и хриплого баса) что-то говорят меж собой на лагерном жаргоне, Генка внимательно осматривается вокруг.

Справа от него рыжая, рябая и толстая женщина неопределенного возраста между 18 и 30 годами. Лицо, припухшее от пьянства. Слева - молоденькая, 15-16 лет, девочка с юркими, как у мыши, темными глазами. Сосед ее - парень с коротко стриженой светлой головой.

Руки - в наколках, и одной из них он ловит кусок соленого гриба с тарелки, который никак не хочет попасть на вилку. Сосед рыжей, вертлявый, черноволосый парень с пронзительным взглядом, буравит Генку глазами. Он толкает плечом рыжую и кивает головой на стол перед Генкой и Мишкой. Тут же появляются два грязных стакана.

"Мышка" - малолетка достает из-под стола бутылку водки и наливает гостям полстакана. Потом - всем сидящим за столом. Хозяин двумя пальцами, отводя мизинец, поднимает его над столом: "Поехали!" - говорит он, обводя взглядом компанию.

Выпили и закусили в молчании. Выпили еще по одной. Пауза никем не нарушалась. Распечатывается еще одна бутылка, разливает опять Мишка как самый младший. Постепенно начинается разговор, перемешанный матом и солеными шуточками.

Гости и хозяева, скованные присутствием чужаков, начинают раскрепощаться. Хозяин в очередной раз подносит стакан ко рту, внезапно морщится и выплескивает содержимое на пол: "...Чурки поганые, ацетоном голимым травят!" - зло басит он. Берет недопитую бутылку и протягивает Мышке: "Выбрось!"

Мышка скрывается за дверью и быстро появляется. "Точно - мышь", - думает Генка, отмечая ее подвижность. "Может, "косяка" задавим?" - предлагает чернявый, полоснув Генку взглядом.

Он вытаскивает из кармана газетный сверток и бережно разворачивает его на столе, очистив столешницу от мусора рукой. На свет появляется зеленая травка. Руки чернявого привычно ловко набивают "беломорины" травой, вытряхнув из них табак. Готовы 4 папироски.

Чиркает спичка, и комнату затягивает дурманящий дым, который быстро обволакивает всех присутствующих, как туманом.

Две папироски ходят по кругу, переходя из рук в руки. Внезапно падает светловолосый сосед Мыши. "Готов!" - констатирует хозяин.
Его оттаскивают на убогую кровать, стоящую тут же. Закуриваются еще две оставшиеся папироски. Генка наблюдает за Мышью, сидящей рядом, и подмечает, что у нее появляется блеск в глазах. Разговор начинается о "зоне". О том, кто там как живет и чем отметился, что передавал "на волю". Чернявый, уже не стесняясь присутствия гостей, достает из кармана небольшой пакетик и бросает на стол: "Надо сбросить, но не здесь - спалимся!"

Разворачивает его, а в нем золотые украшения: кольца, серьги, цепочки. Хозяин небрежно передвигает их указательным пальцем: "Оставь, сделаем! Как всегда, по лому?" - спрашивает он. Чернявый утвердительно кивает.

Мышка начинает строить Генке глазки. Предлагает выпить на брудершафт. Тянется к другому краю стола за недовыпитой бутылкой. На изгибе ее руки множество маленьких точек. "Конченый хрон", - думает Генка про себя без всяких чувств. Атмосфера давит на психику. Генке хочется выйти на свежий воздух.

Словно почуяв Генкино состояние, хозяин обращается к нему: "Слышь, малый, пойди проводи Ларку до дому. Она уже "зависла" здесь 2 дня. Предки с "ментами" искать начнут. Да и вы вроде спелись". Генка собирается с Мышью и выходит без всяких прощаний. Идут по вечернему городу...

После прокуренного помещения воздух кажется кристально чистым, и голова постепенно становится ясной. Рядом идет Мышь, оказавшаяся Ларкой.

Несет какую-то чушь вперемешку с матом. Генка не поддерживает разговор, и она замолкает. Возле магазина они расходятся. На душе у Генки муторно и томно от выпитого и увиденного. Хочется не думать о людях, живущих каждый день в таком дурмане, о девочке, начинающей жить в грязи, о том, что вокруг некому, да и недосуг помочь ей. И о том, что он тоже совсем скоро забудет о ней.

...Позже прошел слух, что в том доме двое поскандалили и один другого "пырнул" ножом. В "органы" в этой среде обращаться не принято, и, наверное, месть раненого будет адекватна...

Татьяна Зеленина. г. САМАРА

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru