Штурм Зимнего, или как всё было на самом деле

Штурм Зимнего, или как всё было на самом деле

Одним из самых любимых и всенародных праздников до недавнего прошлого был праздник Великого Октября. Те, кому сейчас за сорок, наверняка помнят улицы, заполненные празднично одетыми демонстрантами с красными флагами и знамёнами, их восторженные лица. Наверное, не забыли и строки из стихотворения: "...Бежит матрос, бежит солдат, стреляет на ходу. Рабочий тащит пулемёт - сейчас он вступит в бой. Висит плакат: "Долой господ! Помещиков долой!..". Помнят и рассказы о том, как революционные отряды рабочих, матросов и солдат смело, не щадя своей жизни, шли в атаку на Зимний дворец - оплот самодержавия. Иными словами, революция свершилась благодаря умелым и слаженным действиям её участников. Но на самом деле всё было не совсем так, а точнее, совсем не так. И этому есть множество фактов, в т.ч. свидетельств известных людей.

Кто они, штурмующие Зимний и его защитники?

В марте 1917 года Николай II отрёкся от престола в пользу младшего брата Михаила. Однако тот добровольно передал её Временному правительству. Как известно, в стране тогда существовала и другая власть - власть большевиков. И без противоборства между ними было, естественно, не обойтись.

24 октября все наиболее важные объекты, в том числе Петропавловская крепость, были в руках большевиков. Лишь один Зимний дворец - оплот временного правительства, был не в их власти. Он находился под защитой небольшой группы казаков, женского батальона, да подростков-юнкеров.

Несколько слов о Петроградском женском батальоне, сформированном в июне 1917 года. Солдатские шинели одели они с единственной целью: помочь армии довести затянувшуюся войну до победного конца. 24 октября батальон был вызван к Зимнему дворцу якобы для участия в параде. После этого штабс-капитану Лоскову было приказано задействовать женщин для защиты Временного правительства, но тот отказался, сославшись на то, что батальон служит для борьбы с внешним врагом. Тогда ему велели оставить хотя бы одну роту. Так, с помощью обмана эта рота и оказалась среди малочисленных защитников Зимнего. Ильин-Женевский, редактор большевистских газет "Солдатская правда" и "Голос Правды", отмечал потом, что женская рота производила довольно жалкое зрелище.

Итак, положение защитников Зимнего было не таким уж и безнадёжным: почти все более-менее подготовленные солдаты были на фронте, а отряды Красной гвардии, состоявшие в основном из рабочих и крестьян, и оружием пользоваться фактически не умели. Правда, к большевикам примкнули революционно настроенные матросы Балтийского флота, однако они не были обучены ведению боевых действий на суше.

25 октября защитники Зимнего показали свою боеспособность. Когда большевики начали атаку, то получив яростный отпор, отступили. Тогда им было приказано обрушить на Зимний дворец всю мощь артиллерии. Со стороны Петропавловской крепости послышались залпы десятков орудий. Простые рабочие, волею судьбы ставшие артиллеристами, стреляли чуть ли не прямой наводкой. Однако в цель попали только два снаряда, слегка задев карниз здания. Боевые корабли вообще ограничились лишь знаменитым на весь мир холостым выстрелом крейсера "Аврора".

Скорее всего, всё дело было в том, что ещё с 1915 год на первом этаже Зимнего располагался госпиталь чуть ли не на тысячу мест. Само собой разумеется, ни один нормальный матрос или солдат, пусть даже революционно настроенный, не станет стрелять по "Красному кресту". Надо сказать, в госпитале была наиболее совершенная для того времени аппаратура, самые лучшие медикаменты, использовались новейшие методы лечения. Отрадно заметить и то, что раненые были размещены не в соответствии со своими заслугами и титулами, а по степени ранений.

Итак, Зимний продолжал защищаться. Со стороны большевиков были предприняты ещё две атаки, но и они были отбиты. Однако ближе к вечеру изголодавшиеся, забытые всеми и упавшие духом защитники стали расходиться. Ушли и немногие казаки, шокированные тем, что вся ударная сила оказалась "бабами с ружьями". Оставшиеся продолжали держаться.

Из воспоминаний Прюссинга

Особо хотелось бы коснуться такой категории защитников, как юнкера. Освальду фон Прюссингу, русскому офицеру германского происхождения, довелось принять участие в защите Зимнего дворца. В своих воспоминаниях он позже отмечал: "Я был у себя дома, когда раздался звонок в дверь. Это оказался вестовой, прибывший с приказом Главковерха: "Немедленно выступить с юнкерами школы в Зимний дворец на защиту Временного правительства". По прибытии на место руководство юнкерами взял на себя комендант Зимнего. Мой штаб был находился на первом этаже Зимнего, в угловой комнате. Её окна выходили на площадь и на Александровский сад. Отсюда хорошо было видно, как комендант размещает юнкеров с наружной стороны дворца: поперёк Дворцового моста, от набережной до угла Невского и далее, до дворца. Я смотрел и скорбел душой за моих подопечных. Ещё не была закончена их расстановка, как со стороны Васильевского острова появился броневик, а вдоль Адмиралтейской набережной - беспорядочная толпа вооружённых матросов, красноармейцев и гражданских лиц. И тут, словно по чьему-то сигналу, по юнкерам был открыт огонь. Тех же, кто охраняли мост, неуправляемая толпа поднимала на штыки и бросала в Неву. Во дворце наступило гробовое молчание, нас всех охватила жуть. И тут подоспела помощь - это был женский батальон. Я не без волнения подошел к выстроившимся женщинам. Одна из них отделилась от правого фланга и, скомандовав "Смирно!", подошла ко мне с рапортом. Командирша была высокого роста, с выправкой лихого гвардейского унтер-офицера и громким зычным голосом. На ней и её подчинённых были одеты высокие сапоги, шаровары, поверх которых были юбки защитного цвета.

Надо сказать, наше положение было критическим: водопровод не работал, электричество отключено, а по сообщению разведки атакующие уже пробрались в чердачное помещение дворца. Вскоре мы ясно расслышали, что над нашей штабной комнатой сверху разбирается потолок. Я приказал во всех проходах и лестницах устроить баррикады из имеющейся в покоях мебели. Наконец в четвёртом часу за баррикадами появились пьяные большевики. Некоторые из них, увидев за баррикадами женщин, попытались было завладеть ими. Но те были под надёжной защитой оставшихся юнкеров. Вскоре, не выдержав натиска, нападавшие покинули дворец. Тем не менее, некоторые женщины всё же попали в лапы разъярившихся бандитов. Все они были раздеты и изнасилованы, а некоторые из них убиты.

Было уже около 8 часов вечера, когда мы отправили в Смольный гонцов, чтобы те спросили разрешения вернуться юнкерам в их школу. Около одиннадцати они вернулись с пропуском за подписью самого Ленина. Я построил уцелевших юнкеров, а также переодетых в юнкерскую форму оставшихся женщин, и мы покинули дворец".

Очень правдивая книга

В книге Джона Рида "Десять дней, которые потрясли мир" есть и рассказ о захвате большевиками Зимнего дворца. И речь в ней идёт не о революции, а об октябрьском перевороте. И действительно, понятие "Великая Октябрьская социалистическая революция" появилось только через десять лет. До этого же захват большевиками власти назывался переворотом. Сталину книга сразу не понравилась - в ней не было ни слова о руководящей роли вождя всех времён и народов. Но зато книга имеет важное преимущество перед другими литературными произведениями: она правдива и достоверна. Джон Рид был не просто очевидцем всех событий - он всегда оказывался в их эпицентре. Его рассказ опровергает официальную версию о штурме Зимнего дворца. Это был захват дворца разным сбродом, посчитавшим себя защитниками революции. И естественно, он закончился разграблением имущества пьяными участниками этого беспредела. Тащили всё подряд, что можно только унести.

"Увлечённые бурной человеческой волной, мы вбежали во дворец через правый подъезд, выходивший в огромную и пустую сводчатую комнату - подвал восточного крыла, откуда расходился лабиринт коридоров и лестниц. Здесь стояло множество ящиков. Красногвардейцы и солдаты набросились на них с яростью, разбивая их прикладами и вытаскивая наружу ковры, гардины, белье, фарфоровую и стеклянную посуду. Кто-то взвалил на плечо бронзовые часы...".

Пьяная революция

А теперь, наверное, будет уместно вспомнить такой анекдот: "Смольный?! Вино или водка есть?". "Нет!". "А где есть?". "В Зимнем". "На штурм! Ура!!!". Итак, как только сопротивление защитников Зимнего дворца было подавлено, во дворец ввалились толпы пьяных красногвардейцев, матросов, и другого сброда. О том, что в Зимнем дворце хранятся большие запасы алкоголя, приятно удивило как его защитников, так и штурмующих. Например, группа юнкеров, оприходовав ящик мадеры, вооружилась шпагами и устроила в коридоре самые настоящие дуэли. В целом же и в самом Зимнем, и за его пределами шла поголовная массовая пьянка.

По воспоминаниям очевидцев, возле дворца из снега всюду торчали горлышки опустошённых бутылок. Когда многие уже перепились, то стали в винных подвалах бить бутылки - кому уже не лезло, кто из пьяной удали. Чтобы навести порядок, туда на броневике прибыла группа пока ещё трезвых красногвардейцев. Однако когда тем передали несколько бутылок, они сразу же позабыли о своей высокой миссии. Тогда на ликвидацию погромов были направлены революционно настроенные, надёжные латышские стрелки. Однако это даже для них оказалось не простым делом - пьяные погромщики не желали так просто покидать склады. То здесь, то там раздавались винтовочные, а то и пулемётные выстрелы.

Из тех же воспоминаний, в Зимний прибыла пожарная команда и начала насосами откачивать из подвалов спиртное. "Вино, пропитывая снег, стекало по канавам в Неву. Некоторые лакали прямо из канав". А вскоре, якобы, перепилась и сама пожарная команда.

Вот свидетельства о реакции Ленина на этот пьяный произвол: "Эти мерзавцы утопят в вине всю революцию!"- кричал он, и судорога сводила его лицо". В Смольном прямо не знали, что делать. Вывезти все запасы спиртного из Зимнего - но куда? Если в Смольный, то пьяные толпы с Зимнего ринутся туда. Создавалось впечатление, что нет такой силы, которая положила бы конец всему этому беспределу.

Есть такая сила!

Но такая сила нашлась! Именно она совсем недавно сломала сопротивление защитников Зимнего. Мало кому известно, что Зимний дворец на самом деле захватили не красногвардейцы и не матросы. Это были профессионалы высочайшего класса из Финляндии, и командовал ими бывший военный разведчик полковник Михаил Степанович Свечников. В течение двух лет его команду готовили в качестве особой штурмовой бригады, которая в 1917 году считалась самой боеспособной силой. Революционную сознательность и боевую выучку этого финского войска, особенно его командира, высоко ценил сам Ленин.

И Михаил Степанович не подвёл его. 19 октября в газете "Известия Гельсинфорского Совета депутатов" была напечатана статья Свечникова с призывом свергнуть Временное правительство. Тем самым он давал Ленину знать, что у них все готово. А вскоре Свечников дал в Смольный телеграмму: "Готовы выступить на защиту Советов". Она означала лишь одно: эшелоны с бойцами уже на пути в Петроград. 26 октября в 0.30 прибывший спецназ начал последний штурм Зимнего и нанёс сокрушительный удар левому флангу его защитников. Временное правительство было арестовано. Приняв революцию и являясь начальником кафедры истории военного искусства Военной Академии им. Фрунзе, Свечников в 1938 году был арестован, а затем и расстрелян.

К этому стоит добавить одну интересную историю. Как-то в одном старом петербуржском доме среди прочих документов был обнаружен офицерский Георгиевский крест и пожелтевший от времени дневник. Судя по содержанию, его автор в 1917 году был участником обороны Зимнего дворца. Документ оказался довольно интересным, правда, происходящее описано в нём совсем не так, как преподавали в советских школах и ВУЗах. Если верить записям дневнике, защитниками Зимнего с лёгкостью было отбито несколько атак большевиков. Захвачен дворец был лишь с четвёртой попытки, причём, не теми, кто атаковал до этого. Вот как это описано в дневнике: "Внезапно словно из-под земли появился неизвестный отряд в форме императорской армии и буквально за мгновение подавил всяческое сопротивление, чем решил исход октябрьского восстания. Затем, открыв двери для революционной толпы, он так же внезапно исчез". Как потом выяснилось, состоял этот отряд из двухсот прибывших из Финляндии офицеров под командованием генерала Черемисова. Самое же странное - все эти люди многие десятилетия почему-то были преданы забвению.

Владимир Лотохин

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru