Новый Вавилон

Новый Вавилон

Санкт-Петербург - один из немногих городов мира, в котором хранится коллекция, ставшая достоянием всего человечества. Более того, эту коллекцию можно возвести в ранг самой жизненно важной для всей планеты. Речь идёт о коллекции, которая содержит более трехсот тысяч образцов семян культурных растений, в том числе и их диких сородичей. Случись тот или иной глобальный катаклизм, лишивший нашу планету пшеницы и других культур, то благодаря уникальной коллекции выжившее человечество сможет воссоздать любые образцы. Наверное, не зря Соединённые Штаты Америки оценивают эту коллекцию в десять триллионов долларов.

Создаваться эта коллекция начала более ста лет назад благодаря усилиям Бюро по прикладной ботанике Министерства земледелия России, когда на рубеже XIX и XX веков в мире начался бум по поиску новых видов семян и растений. Особенно в этом преуспела Америка, давно не знавшая ни войн, ни внутренних или внешних потрясений. Что касается России, то войны и революции отбросили страну назад. Но, несмотря на это, Россия по поиску и сбору семян вскоре вырвалась далеко вперёд. Как удалось ей это сделать?

Коллекция стратегического значения

История знает немало примеров, когда судьбу того или иного жизненно важного почина решали не большие деньги, не количество энтузиастов, а один единственный человек. Таким уникальным человеком стал наш соотечественник Николай Иванович Вавилов. Родился он в Москве 25 ноября 1887 года. После обучения в коммерческом училище окончил Московский сельскохозяйственный институт.

...И вот когда перед Николаем, тогда ещё молодым специалистом, встал вопрос о работе по расширению и обновлению семенного фонда страны, он понял, что выход всё же есть. В природе всё упорядочено, одно вытекает из другого - нужно лишь изучить и взять на вооружение эту закономерность. И Николай взялся за дело. Начал он с того, что разработал два важных закона: "Закон гомологических рядов" и "О мировых центрах происхождения культурных растений". Эти законы говорили о том, какие неизвестные растительные формы существуют и где их можно найти. Раньше считалось, что эти места расположены в долинах рек, Вавилов же доказал, что их нужно искать в труднодоступных горных или пустынных районах. Именно здесь и хранятся ещё не известные ученым формы, законсервированные самой природой. Его знаменитые экспедиции начались в 1916 году.

Большинство маршрутов экспедиций Вавилова были проложены через самые дикие и непроходимые районы планеты. И не всегда всё обстояло так гладко, как он писал в своих письмах. Это и авария самолета над Сахарой, и встреча экспедиции на берегах Нила с беспощадными разбойниками, и племена коварных людоедов. Но зато результаты первых же экспедиций превзошли все ожидания: только одного картофеля Николай Иванович привёз более пяти тысяч сортов. Благодаря Вавилову и созданному им Всесоюзному институту растениеводства (ВИР), который с чьей-то лёгкой руки назвали Вавилоном, Россия оставила Америку далеко позади.

За свой поистине героический труд Вавилов был награждён золотой медалью "За географический подвиг". Главным же итогом стало установление основных центров происхождения культурных растений, которые наряду с этим являются и центрами древних цивилизаций. Коллекция Вавилова - это ресурсы особого стратегического значения, и посягательство на её неприкосновенность расценивается как преступление против человечества!

Кто же истинный враг народа?

Однако всё было не так просто. В то время, когда Вавилов со своими сотрудниками мотался по всему миру в поисках новых сортов растений, в Советском Союзе набирало силу течение под названием "Прогрессивная социалистическая биология". Возглавили его "народные академики" Трофим Лысенко, имеющий лишь начальное агрономическое образование, и Иосиф Презент, не имевший даже и начального. В основе деятельности этой организации было любимое изречение большевиков: "Мы старый мир разрушим, а затем...". А затем последовал красный террор и массовые репрессии! И "народные академики" обрушились на отечественную биологию. Первый удар пришёлся по Вавилону - весной 1933 года была арестована большая группа учёных ВИРа, обвинённая а принадлежности к несуществующей контрреволюционной "Трудовой крестьянской партии". Вавилова за его заслуги оставили на свободе, но при этом сделали "невыездным".

А ведь за три года до этого, в 1930 году, поверив в ум и порядочность Лысенко, Вавилов начал всесторонне поддерживать и продвигать его. И Лысенко начал "выдавать на гора" несбыточные и совершенно ненаучные идеи. Причём, эти идеи почему-то всё чаще и чаще входили в противоречия с наукой о наследственности - генетикой. Вавилов мягко, как-то по-отечески, старался наставить молодого учёного на путь истины. Однако это вызвало лишь открытую неприязнь со стороны Лысенко. Теперь его работа ограничивалась только территорией СССР.

Несмотря на кажущуюся тишь да гладь, работать Вавилову становилось всё труднее и опаснее. На пути одарённого учёного стоял человек, оставивший о себе в науке очень недобрую память. "Благодаря стараниям" Трофима Лысенко советская генетика была ликвидирована как наука. Опять же "благодаря" ему были репрессированы многие учёные. К началу войны разгром генетической науки в СССР был полностью завершён.

"Был бы человек, а статья найдется"

В страшные дни массовых репрессий тысячами гибли не только видные политические деятели и полководцы, но и те, кто в прямом смысле этого слова кормил народ, в том числе и своих убийц.

Следующий удар по своему коварству, подлости и беспощадности намного превзошёл первый. В 1940 году всемирно известный учёный был арестован. Вавилова без суда и следствия держали в застенках советского гестапо, где жестоко пытали и морили голодом. До этого не додумался даже фашизм: человек, сделавшего всё, чтобы угроза голода навсегда отступила от человечества, был обречён на голодную смерть. Но, несмотря на это, Николай Иванович не прекращал научной работы и в заключении.

9 июля 1941 года Военной коллегией Верховного суда СССР учёный был приговорён к расстрелу, и для приведения приговора в исполнение был этапирован в тюрьму города Саратова. А ведь именно в этом городе когда-то начиналась блистательная научная деятельность учёного. 23 июня 1942 расстрел в порядке помилования был заменён двадцатью годами заключения. Страшный голод и невыносимые условия сделали своё дело - 26 января 1943 года Николай Вавилов скончался в тюремной больнице.

Приказ на убийство, если так можно выразиться, подписывала беспощадная машина НКВД, но самое непосредственное участие в нём принял коллега Вавилова, такой же академик, лауреат нескольких Сталинских премий Трофим Денисович Лысенко. О новых, сенсационных материалах этого дела поведал единственный сын Николая Ивановича - Юрий Николаевич Вавилов, ведущий научный сотрудник Физического Института им. Лебедева, доктор физико-математических наук.

"Народный академик"

Недавно Юрию Николаевичу удалось раздобыть в архивах НКВД документы, доказывающие прямую причастность Лысенко к аресту, а стало быть, и к смерти своего отца. Это был самый настоящий письменный донос, выполненный в соответствии с велениями того времени. В письме, адресованном Председателю Совнаркома Молотову, Лысенко и его "правая рука" Исаак Презент рапортуют о выявленном ими "вредителе" Вавилове. В "шедевре литературного творчества" этих двух Иуд стоят их подписи.

Чтобы увидеть и оценить абсурдность происходящего, и, в конце концов, прийти к выводу, что это - политический заказ, не надо быть великим гением. Всю очевидность того, что Вавилов - гениальный учёный своего времени, а его ученик Лысенко - лживый и бездарный авантюрист, НКВД почему-то не заметил. Не "заметил" НКВД и того, как Лысенко уже однажды обманул самого т. Сталина в своём обещании накормить голодную Россию.

За свои витиеватые речи и пустые обещания Лысенко умудрился получить несколько орденов Ленина. Чтобы прославиться, он пообещал "вождю всех народов" накормить голодную страну хлебом. Но и здесь у него произошёл "непредвиденный сбой". Зато потом "переусердствовал" с разгромом генетики как науки. Но уничтожил не только её, но и своего учителя Вавилова, одним росчерком пера сделав его самым грозным врагом народа. Наверное, не зря в своём последнем публичном выступлении Вавилов сказал: "Мы пойдем на костер...". И он делал всё возможное, чтобы донести до людей о том, что в нашей стране с недавних пор идёт гонение на науку.

"Интеллектуальная фабрика"

Ум и память Николая Ивановича по праву можно назвать энциклопедией двадцатого века. Агрономия, ботаника, генетика, селекция, география растений - вот далеко не полный круг его научных изысканий и знаний. Вавилов впервые в мире разработал и применил на практике новый метод изучения растительного мира как единого целого в масштабах всей планеты. Сегодня кажется какой-то дикой нелепостью, несуразностью то, что на протяжении довольно длительного времени и имя величайшего учёного, и его поистине эпохальные открытия, были преданы забвению.

Последние двадцать лет жизни Вавилова связаны с Ленинградом. Именно здесь он создал свой Всесоюзный институт растениеводства. Именно здесь он стойко защищал своё детище от нападок далёких от науки, зато обременённых властью людей, которые во всём прогрессивном видели лишь лженауку. Именно здесь он воспитал своих преданных делу талантливых последователей.
В 1929 году Николай Иванович был избран академиком, а буквально на следующий день он был назначен президентом Академии сельскохозяйственных наук. В начале тридцатых годов в секретном досье на Вавилова преобладали лишь положительные отзывы. Восторженная статья о Вавилове - организаторе борьбы с засухой. В той же папке есть газетная вырезка с сообщением, что в феврале 1931 года Н. И. Вавилов назначен членом Госплана СССР.

По инициативе Вавилова были налажены широкие контакты с учёными из других стран. Слава ходила за ним буквально по пятам, его имя не сходило со страниц мировой печати. Был он самым молодым академиком: Вавилову тогда только-только исполнилось сорок лет. В это же время его избирают своим почётным членом Британская ассоциация биологов, Чехословацкая академия сельскохозяйственных наук, Академия наук в Галле (Германия).

Следует отметить, что все эти титулы на Вавилова не сыпались как манна небесная. Его работоспособность была, мягко говоря, нечеловеческой. В качестве непозволительно редкого для себя "отдыха" Николай Иванович обычно осматривал и изучал новые коллекции растений. Изучив множество видов и сортов, Вавилов впервые установил те или иные закономерности в хаотичной жизни растений. Все свои разработки он систематизировал в виде таблицы, с помощью которой можно предсказывать существование форм, еще не обнаруженных наукой. Один из друзей Николая Ивановича выразился очень точно: "Вавилов работает на полную мощь. Работает, как некая интеллектуальная фабрика, без передышки, во всё возрастающем режиме...".

Владимир Лотохин

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru