Радуга+Задайте свой вопрос

Радуга+клуб знакомств

Радуга+Написать письмо

Радуга+Подписка

В контактеВступайте в группу, оставляйте свои комментарии

Судьба и смерть маршала Линь Бяо

Судьба и смерть маршала Линь Бяо14 сентября 1971 года, в 14 часов по пекинскому времени, премьер Госсовета Китайской Народной Республики Чжоу Эньлай получил экстренное сообщение. Из шифровки посла КНР в Монголии Сюй Вэньи следовало, что в ночь с 12 на 13 сентября пассажирский самолёт "Трайдент" с бортовым номером 256, принадлежащий военно-воздушным силам Китая, разбился на территории МНР, в районе города Ундэрхана, и все девять пассажиров - восемь мужчин и одна женщина - погибли. Утверждают, что, выслушав эту новость, китайский премьер радостно воскликнул: "А! Разбились насмерть, разбились насмерть!" После чего поспешил с докладом к Мао Цзэдуну. А некий Дондог, одним из первых оказавшийся на месте катастрофы, вспоминает: "Среди обломков мы нашли восемь человек. Все они были мертвы, сильно обгорели, но, видимо, уже от степного пожара... У женщины остались какие-то тесёмки на ногах и груди, у мужчин - следы военного обмундирования. Интересно, что все лежали почти одинаково - вверх лицом, с раскинутыми руками и ногами. Девятый, которого мы нашли позже в стороне от обломков, был в жёлтой кожаной куртке и лежал лицом вниз. Я думаю, он сразу не погиб и даже отползал от самолёта. Но мы всё равно опоздали..." Далее монгольский свидетель говорит, что вокруг сгоревшего самолёта валялось много разбитой фарфоровой посуды, столовые приборы, фотоаппарат, магнитофон, несколько пистолетов и... пачки французских презервативов...

Юй Жун был третьим сыном фабриканта Линь Минциня и его жены Чэнь Ши. Родился он 5 декабря 1907 года в деревне Хойлуншань узда Хуанган провинции Хубэй, где у отца была небольшая текстильная фабрика. Через некоторое время фабрика обанкротилась, после чего Линь Минцинь стал работать кассиром на пароходе, который плавал по реке Янцзы. Денег, чтобы прокормить большую семью хронически не хватало, и в возрасте 10 лет Юй Жун ушёл из дома, чтобы поступить в Хойлуншаньскую школу. Семнадцатилетним юношей он вступил в Социалистический союз молодёжи Китая, а в 1925 году - в Коммунистическую партию Китая. Тогда же он поступил в военную академию Вампу. Через два года Юй Жун уже был майором и командовал ротой отдельного полка Народно-революционной армии. К тому времени он уже сменил имя на Линь Бяо.

Порвав с гоминдановцами, Линь Бяо принял участие в военном коммунистическом восстании. В начале тридцатых Мао Цзэдун счёл его надёжным и верным командиром и поддержал его избрание в Исполнительный комитет временного коммунистического правительства. В 1934 году его 1-я армейская группа шла в авангарде Великого похода. Позже ему довелось сражаться с японцами. После тяжёлого ранения Линь Бяо в 1939 году уехал в СССР на лечение. В Советском Союзе он был представителем КПК в Коминтерне. Вернувшись в Китай, Линь Бяо стал секретарём Северо-Восточного бюро ЦК КПК. На VII съезде КПК в 1945 году он был избран членом Центрального Комитета.

Именно ему удалось организовать и обучить армию в 100 тысяч человек. Ожидая капитуляции Японии, Линь Бяо уклонялся от боевых действий, чтобы можно было повернуть оружие против националистов. В марте-июне 1946 года он одержал решающую победу над гоминдановцами, после чего коммунисты стали контролировать всю Маньчжурию. К маю следующего года армия Линь Бяо насчитывала уже около полумиллиона человек, и он двинул её на юг вместе с другими войсками коммунистов. 22 января 1949 года Линь Бяо взял Пекин и направился в район Янцзы. Любопытно, что он умел договариваться с гоминдановскими генералами. К примеру, стороны договаривались о сдаче города. При этом обе имитировали ожесточённый бой, а затем гоминдановские части отходили "под напором превосходящих сил противника". В результате Линь Бяо доставалась победа, а его противники выглядели героями в глазах Чан Кайши.

Линь Бяо выступал против участия китайских войск в войне в Корее. Но именно ему пришлось на начальном этапе командовать китайскими добровольцами. Войска под его началом заставили американцев и южных корейцев отступать до самого Сеула. Впоследствии китайская пропаганда изображала эту операцию как одно из крупнейших поражений сухопутных сил США. В 1955 году Мао произвёл его в маршалы. Вскоре Линь Бяо помог Великому Кормчему в чистке армии и госаппарата от предполагаемых сторонников СССР, и тот в 1959 году сделал его Министром обороны. Вместе с тем, подобно маршалу Пэн Дэхуэю - своему предшественнику на этом посту, Линь Бяо удерживал Мао Цзэдуна от большой войны с Советским Союзом, которую тот считал вполне допустимой. В 1962 году в Гималаях маршал руководил военными действиями против Индии. В это же время он постепенно взял под свой контроль китайскую помощь Северному Вьетнаму. Позднее Линь Бяо утверждал, что он экипировал две северовьетнамские пехотные дивизии оружием и боеприпасами, которые ранее захватил у американцев в Северной Корее.

В годы культурной революции, когда по всему Китаю буянили хунвейбины и цзаофани, маршал вновь поддержал Мао. Более того, именно Линь Бяо в середине 1966 года на одном из митингов призвал хунвейбинов разрушить "четыре старомодные вещи" - старые идеи, старую культуру, старые традиции и старые привычки". Призыв этот имел весьма печальные последствия. Ранее по указанию Линь Бяо в армии был издан "Цитатник" Мао Цзэдуна. Маршал заявил, что эту книгу, также как и личное оружие, должен иметь каждый солдат. После IX съезда КПК с апреля 1969 года он официально становится единственным заместителем председателя ЦК партии и определяется как преемник Мао Цзэдуна. Всё это время Линь Бяо частенько позволял себе радикальную антисоветскую риторику. Но...

В шестидесятых годах на Тайване работал под прикрытием должности то ли дипломата, то ли журналиста некий советский разведчик. Там он познакомился со своим тайваньским коллегой, таким же разведчиком под прикрытием. Через некоторое время тайванец предложил офицеру КГБ ценные сведения о китайской армии. Что поразило советского разведчика - бесплатно и без каких-либо предварительных условий. Через некоторое время тайваньцу сказали, что партнёр из КГБ не будет больше брать у него информацию, если не будет указан её источник. К удивлению Москвы, разъяснения последовали. Как утверждал тайваньский разведчик, этот человек занимал в Пекине очень высокое положение, использовал сложный путь для передачи сведений и был согласен давать их тайваньцам только при условии, что они поделятся ими с русскими.

Однако имя источника информации было установлено совершенно другим путём. Очень похожую информацию предложил нашим офицерам разведки погранвойск, которые собирали сведения через жителей приграничных районов, некий китаец. При проверке оказалось, что это родственник Министра обороны КНР. Установить истину теперь не представляло труда. На прямой вопрос тайваньский разведчик дал столь же прямой ответ - да, это маршал Линь Бяо.

Было похоже, что маршал ищет поддержки "бурого медведя" в своём стремлении стать первым лицом Китая. И вот в феврале 1969 года и по тайваньскому, и по пограничному каналу пришла информация о том, что китайская армия атакует советских пограничников на Даманском. При этом точно указывалась численность войск, способ и время атаки. Это было явным предложением провести заказной бой, подобный тем, которые Линь Бяо разыгрывал с гоминдановскими генералами. Победой над социал-империалистами, пусть и локальной, китайский Министр обороны мог поднять свой авторитет до небес. Заставу не стали предупреждать о готовящемся нападении. Однако бой 2 марта показался Линь Бяо недостаточно эффективным. Вскоре прошла информация о подготовке второй атаки и сосредоточении огневых средств. Новая игра в поддавки сулила большие потери, поэтому советский Министр обороны Андрей Антонович Гречко наотрез отказался жертвовать своими людьми ради этого фарса. Тогда было решено свести заказной бой к ничьей. После временной победы китайцев нанести такой удар, чтобы больше не совались. Всё было исполнено как по нотам, и каждая сторона после боя объявила себя победителем. По обеим странам прокатилась волна митингов, но главное - именно после событий на Даманском маршал Линь Бяо стал официальным преемником Мао.

В то же время маятник симпатий китайской правящей элиты заметно качнулся в сторону США и их союзников. А маршал Линь Бяо буквально ненавидел всё, что хоть как-то связано с Соединёнными Штатами. К тому же, положение второго лица в государстве было весьма опасно. Мао всегда был чрезмерно мнителен. Именно поэтому хитрец Чжоу Эньлай всегда предпочитал оставаться на третьей или четвёртой позиции.

По официальной китайской версии Линь Бяо стал готовить контрреволюционный заговор. Он пришёл к выводу, что захватить власть можно только с помощью военного переворота, и поручил своему сыну, Линь Лиго, взять на себя организацию заговора и привлечь к делу преданных, надёжных офицеров. В марте 1971 года заговорщики подготовили секретный план путча под кодовым названием "Тезисы о проекте 571". Эти цифры взяты не случайно - на китайском языке они звучат также как слова "вооружённое восстание". Мао Цзэдун в этом документе проходил под кодом "Б-52" - по названию огромного американского стратегического бомбардировщика. Великий Кормчий характеризовался в тезисах как "крупнейший феодальный деспот в истории Китая". Путчисты делали ставку на то, что в случае успеха их поддержит Москва.

"Проект" предусматривал множество вариантов ликвидации китайского лидера - от окружения дворца резиденции руководства КНР Чжуннаньхай, до применения ядовитых газов, биологического оружия, бомб, организации убийства и похищения. В конце концов решили взорвать поезд, в котором должен был ехать Мао. Но в стане заговорщиков нашлась "героическая личность" - дочь Министра обороны Линь Доудоу. Позже за "верность партии" она поплатилась жизнью, но тогда она сообщила компетентным органам о надвигающейся беде. В итоге все планы контрреволюционеров стали известны Чжоу Эньлаю. Он изменил план поездки Председателя КПК, и Мао прибыл в намеченное место раньше выбранного для взрыва времени.

Узнав о провале путча, маршал Линь Бяо и его супруга Е Цюнь, которые в тот момент отдыхали на курорте Бэйдайхэ, стали готовиться к бегству. Линь Бяо вспомнил о принадлежавшем ему по должности реактивном лайнере "Трайдент" британского производства, который за пару лет до этого ВВС КНР прибрели у пакистанской международной авиакомпании PIA. Что происходило дальше, наверное, достоверно не будет известно уже никогда. По официальной китайской версии, маршал и его ближайшие сподвижники и члены семьи сумели сесть в "Трайдент" и взлететь. Сначала самолёт направлялся в сторону Тайваня, а затем повернул на север и пошёл в направлении Советского Союза, на север. Горючего не хватило, и он упал в безжизненной монгольской степи.

Но с самого начала эта версия была поставлена под сомнение. Было крайне маловероятно, что прекрасно разбиравшийся в технике и предусмотрительный по своей натуре Линь Бяо сел бы в самолёт с полупустыми баками. Поэтому высказывалась версия, что "Трайдент" сбили над Монголией китайские истребители-перехватчики. Впрочем, если бы лайнер был сбит ракетами "воздух-воздух", то его обломки рассеялись бы по большой территории, а они лежали кучно. Ещё одна странность. Известно, что Мао Цзэдуну доложили о побеге ещё ночью, но он повёл себя несколько странно, пустившись в рассуждения: "Нельзя перехватить - не следует сбивать. Небо хочет, чтобы шёл дождь, девушка хочет выйти замуж. Тут такое дело, что ничего не поделаешь. Пусть улетает. Если мы его собьём, как к этому отнесётся наш народ?" Известно также, что за некоторое время до трагедии Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай обсуждали, как бы им устранить маршала, чтобы он после смерти не выглядел в глазах народа героем.

Поэтому западные эксперты предположили, что Линь Бяо и его сподвижники попали в самолёт уже мёртвыми. Существовала даже версия, что маршала в лайнере вовсе не было. Но советские эксперты проводили обследование трупов с места катастрофы, используя историю болезни Линь Бяо, и сочли, что он там всё-таки был. Так же как и его супруга. Видимо, наиболее вероятно, что маршала и его семью убили, после чего трупы разместили в пассажирских сиденьях, а за штурвал сел лётчик-камикадзе из китайских спецслужб. Его коллеги не забыли подложить в салон "Трайдента" русско-китайский словарь и те самые французские презервативы. Для того чтобы дискредитировать уже мёртвого Министра обороны.

Вскоре после катастрофы последовала истерическая агитационная кампания, направленная против советских социал-ревизионистов, а улицы китайских городов запестрели плакатами с надписью "Критикуй Линь Бяо, критикуй Конфуция - это сейчас самое важное для Партии, армии и народа". До сих пор в КНР маршала считают предателем, а исследование его жизни и обстоятельств гибели не поощряются. Несмотря на то, что военные историки мира отмечают его решающий вклад в победы китайских коммунистов над японцами и гоминдановцами, а также становление Народно-Освободительной Армии Китая.

Виктор САМАРИН

#радуга#бумагин#китай#маршал

cnНА ГЛАВНУЮcnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru