Радуга+Задайте свой вопрос

Радуга+клуб знакомств

Радуга+Написать письмо

Радуга+Подписка

В контактеВступайте в группу, оставляйте свои комментарии

Кровавая цена алмазов

Кровавая цена алмазов20 ноября 2007 года средства массовой информации сообщили о смерти на 89-м году жизни Яна Дугласа Смита - бывшего премьер-министра Южной Родезии. Он родился в городе Селуква (ныне - Шуругви) в этом британском доминионе, учился в Университете Родса в ЮАР. Во время Второй Мировой войны сражался в рядах Королевских ВВС. С 1948 года Ян Смит включился в активную политическую деятельность, став в начале шестидесятых одним из организаторов партии Родезийский фронт. Именно он провозгласил независимость этой африканской страны от метрополии. После чего Родезия была вовлечена в войну, в которой была обречена на поражение, но которая продлилась неожиданно долго...

Человеческая жизнь в африканских тропиках издревле цениласьне дороже гнилого банана. Для чернокожего жить означало воевать, а своё племя ставилось превыше всего. Если ты не совершал рейды на другие племена и не держал в страхе всех, до кого могли дотянуться руки, другие приходили за тобой. Страну, которая позже станет называться Родезия, а ещё позже - Зимбабве, когда-то населяло племя санов, известных также как бушмены. Со временем их вытеснили шоны (машоны), которых, в свою очередь, стали теснить матабелы. Они были отколовшимся от зулу воинственным племенем и жили в основном за счёт набегов на своих соседей. Матабелы считали шона своими рабами, "собаками, поедающими землю", поскольку шона уступали им в воинственности, а значит, никуда не годились, кроме как быть пастухами, носильщиками и слугами воинов. Матабелы подчинили себе настоящую жемчужину Африки: там росло всё, что ни пожелаешь, в недрах находились самые разные полезные ископаемые, а мягкий климат на горном плато позволял снимать несколько урожаев в год.

Но через некоторое время до матабелов дошли слухи о появлении на юге странного белого племени, которое охотилось на животных с помощью ужасного, извергающего громы и молнии оружия. То были вездесущие англичане. В 1889 году королева Виктория даровала финансовому и промышленному магнату Сесилу Джону Родсу документ под названием Королевская Хартия. Документ разрешал создать частную компанию "с целью освоения территории к северу от Лимпопо". Родс заключил с королём матабелов Лобенгулой договор, давший ему экслюзивное право на освоение недр королевских земель. На север пошла "колонна пионеров". 13 сентября 1890 года лейтенант Тиндэйл-Биско воткнул в землю британский флаг и заложил форт Солсбери - будущую столицу государства.

Чернокожим пришлось смениться с тем, что белое племя пришло для того, чтобы остаться. Англичане с помощью нового оружия и веры в своё дело подавили несколько восстаний африканцев, крупнейшим из которых была матабелская чимуренга 1896 года, когда сотни белокожих мужчин, женщин и детей были изуверски убиты. Страна, которую осваивала Британская Южно-АфриканскаяКомпания, детище Родса, долгое время не имела названия. Позже, когда человек, мечтавший видеть Африку английской от Каира до Кейптауна, умер, её назвали в его честь - Родезия. В 1922 году метрополия предоставила Родезии выбор: присоединиться к Южно-Африканскому Союзу в качестве пятой провинции или же стать самоуправляемой территорией с "ответственным правительством". Референдум показал, что большинство родезийцев пожелало жить отдельно. В дальнейшем номинальную власть в стране осуществлял губернатор, присылаемый из Лондона, на практике же родезийцы принимали собственные законы, налоги, осуществляли администрирование и всё прочее.

После Второй Мировой войны Великобритания погрязла в собственных проблемах: инфляция, стагнация, безработица и тому подобное. В Африке же набирали силу национально-освободительные движения, шёл процесс деколонизации. Лондон стремился проявлять политическую гибкость. Некоторым странам независимость предоставлялась без всяких проблем. Начинающиеся с приобретением свободы хаос, смута и межплеменные войны вчерашнюю метрополию вряд ли беспокоили. В других местах затевались реформы. Так из Северной Родезии (ныне Замбия), Южной Родезии и Ньясаленда (ныне Малави) англичане составили некую Федерацию. В 1963 году мертворожденное государство распалось, и Родезия вернулась к статусу особого доминиона. Двум территориям Британия без промедления даровала суверенность, но не Южной Родезии. Родезийцев это удивило и оскорбило одновременно.

Именно тогда и появился Родезийский фронт, во главе которого стал Ян Дуглас Смит. К середине шестидесятых в Южной Родезии проживало 270 тысяч европейцев и 5,4 миллиона чернокожих. Юридически закреплённого апартеида, как в соседней ЮАР, в стране не существовало. По сути, не существовало и расовых проблем: подавляющее большинство негров не волновались из-за того, что ими правят белые, поскольку те строили школы, больницы и обеспечивали негров работой. Родезийцы европейского происхождения видели, что независимость для африканцев раз за разом оборачивается при самоуправлении погружением в хаос, а Лондон на сей раз придерживался политики "независимость только после предоставления власти большинству". Противоречия между метрополией и Солсбери всё больше и больше накалялись. Кончилось это тем, что 11 ноября 1965 года Южная Родезия в одностороннем порядке провозгласила независимость от Великобритании.

Политики с Даунинг-стрит объявили случившееся "вооруженным мятежом в колонии". От прямого военного вмешательства Лондон благоразумно отказался, поскольку не был уверен, что британские солдаты пожелают стрелять в белых поселенцев. Поэтому метрополия ограничилась тем, что ввела против Родезии политико-экономические санкции, со сказочной лёгкостью поддержанные мировым сообществом. Кроме того, в сопредельной Замбии как откуда ни возьмись появились африканские освободительные группировки ЗАПУ ("Союз за освобождение Зимбабве") и ЗАНУ ("Африканский национальный союз Зимбабве"), о которых прежде никто вроде бы и не слыхивал. Белое правительство Родезии с началом 1966 года партизанского движения приняло против него самые решительные меры. Отряды вооружённых белых колонистов, хорошо организованные и оснащённые, взяли под свой контроль границу с Замбией и организовали патрулирование других участков родезийской границы. Призыв премьер-министра Яна Смита обходиться собственными силами вызвал в стране экономический подъём, и родезийский доллар на юге Африки стал такой же желанной валютой, как юаровский рэнд. Но и Лондон не собирался сдаваться.

Вообще-то проявленное Британией упорство может показаться странным. Порой его объясняют нажимом со стороны "горилл" из Организации Африканского Единства. Нигерия тогда обнаглела до того, что грозилась прекратить поставки своей нефти в Туманный Альбион. Порой тем, что Ян Дуглас Смит был шотландцем. Но не следует забывать главного: недра Южной Родезии были сказочно богаты полезными ископаемыми: хром, медь, никель, золото и многое другое. Поэтому, пожалуй, прав великий знаток тайных пружин мировой политики доктор Колеман, утверждая, что виной всему были алмазы. Их в числе прочих полезных ископаемых Ян Смит объявил собственностью Южной Родезии, а близким к британской короне политико-предпринимательским кругам очень уж хотелось добраться до заветных "камушков". Тратиться на поддержку подрывной деятельности против Родезии они не желали и поэтому по каким-то неведомым для простых смертных каналам озаботили советское руководство проблемой освобождения угнетённого чёрного большинства страны, находящейся в опасной близости от южноафриканского апартеида. Москва не только озаботилась сама, но и озаботила той же проблемой Пекин и Пхеньян. Разудалая троица сначала втайне, а затем и открыто стала помогать чернокожим родезийским партизанам или, если угодно, террористам.

Боевое крыло ЗАНУ называлось ЗАПЛА (Народно-освободительная армия) и состояло преимущественно из людей народности шона. Сначала им руководил Ндабанинга Ситхоле, а позже - бывший школьный учитель Роберт Мугабе. Боевые отряды ЗАПУ носили гордое имя ЗИПРА (Народно-революционная армия). Это была партия матабелов, руководимая Джошуа Нкомо. Москва предпочла сделать ставку на могучих и свирепых матабелов и товарища Нкомо. Пекин отдавал предпочтение более многочисленным машонам и их ЗАПЛА. Инструктора из овеянного легендами северокорейского спецназаготовы были обучить восточным единоборствам и своей передовой тактике хоть всех негров. Главное - покрепче насолить ненавистному миру капитала. Поскольку правительственные войска Южной Родезии раз за разом поколачивали оснащённых советским оружием чернокожих повстанцев, Москва всё больше входила в азарт. В конце семидесятых дело дошло до того, что в СССР был разработан план вторжения в Родезию с территории Замбии силами ЗИПРА. Разумеется, в открытую Советский Союз к этому отношения не имел - для этого предполагалось использовать советские танки, МиГи и африканских солдат, обученных советскими офицерами.

Противостоящая им родезийская армия оказалась, пожалуй, самой эффективной из всех, когда-либо существовавших к югу от Сахары. Ей удавалось невозможное - порой десантники Родезийской лёгкой пехоты совершали по три боевых десантирования в день, а на счету полка Скаутов Селуса, в который входили боевые ударные группы и засылаемые в отряды боевиков агенты, числилось до 70 % всех уничтоженных чернокожих партизан.

Однако небольшая страна просто не могла неограниченно долго воевать чуть ли не с половиной мира. Лондон при этом величественно парил над схваткой, раз за разом усаживая противоборствующие стороны за стол переговоров. В итоге к концу семидесятых было принято соглашение о формировании в Родезии нового правительства национального государства. По результатам выборов 1 июня 1979 года премьер-министром стал епископ Абель Музорева, а страна стала именоваться Зимбабве-Родезия. Однако США и Великобритания не поддержали отмену санкций. В правительстве епископа не нашлось места бандитам, отдававшим приказы убивать священников и детей, поэтому Нкомо и Мугабе, кстати, не участвовавшие в выборах, заявили, что чимуренга вспыхнет с новой силой. Британцы содействовали новым переговорам. В итоге правительство Музоревы ушло в отставку, а на новых выборах победил Роберт Мугабе, чья армия ЗАНЛА вела "предвыборную кампанию" под очень доходчивым лозунгом: "Голосуй за нас или погибнешь вместе со своей семьёй!"

После этого наблюдатели из стран Британского Содружества проследили, чтобы родезийские Вооружённые Силы были распущены, а вот на действия чёрных террористов внимания они попросту не обращали. Ян Дуглас Смит, первый и последний премьер-министр Южной Родезии, не счёл для себя возможным присутствовать при том, как погибает страна, в которой он родился и за которую сражался. Позже в своих мемуарах "Горький урожай" Смит вспоминал, как, встретившись с Робертом Мугабе вскоре после победы последнего на выборах, просил его об одном - сохранить страну. "Я сказал Мугабе: "Вы получили в руки житницу всей Южной Африки. Сохраните её". Мятежный политик уехал в Великобританию.

Вскоре не у дел в Зимбабве оказался и Советский Союз, делавший ставку на Джошуа Нкомо и ЗИПРА. Мугабе на первых порах был вынужден считаться с лидером матабелов. Он осчастливил Нкомо второстепенным постом в новом правительстве, не дававшим доступа к реальной власти и финансовым потокам. Как только Нкомо попытался воспротивиться тому, что матабелам в новом государстве не досталось ни одной мало-мальски влиятельной должности, бывший школьный учитель решил разделаться со своим бывшим союзником.

Едва придя к власти, Мугабе заключил соглашение о военном сотрудничестве с северокорейским чучхе Ким Ир Сеном. 150 отборных корейских инструкторов подготовили личный спецназ Мугабе - 5-ю парашютную бригаду. Когда пришло время, Мугабе обвинил Нкомо в заговоре с целью захвата власти, и тому пришлось срочно бежать из страны. Среди матабелов это вызвало волнения, на подавление которых и бросили 5-ю парашютную бригаду. Операция получила лиричное название "Гукурахунди" - "ранний дождь, смывающий мякину перед весенними ливнями". Парашютисты прошли по провинции Матабелелэнд, учинив там самый настоящий геноцид. По разным оценкам, было убито от 50 до 100 тысяч мирных жителей.

В итоге в выигрыше от побед Мугабе оказались разве что китайцы да англичане. После того, как Мугабе реформировал законодательство бывшей Южной Родезии, те самые близкие к британскому королевскому двору специалисты по добыче и огранке алмазов наложили свою лапу и на заветные зимбабвийские "камушки". Китайцы же неизменно находят в лице Зимбабве благодарного покупателя своих незамысловатых промышленных товаров и военной техники, такой как бронемашины "Донфен" (подражание американскому "Хаммеру") или истребители J-8 (развитие советского МиГ-21), а также скопированный практически один в один старый добрый АК-47 и "расходные материалы" (пули, снаряды, мины).

Роберт Мугабе тем временем шаг за шагом превратил бывшую "африканскую Швейцарию" в самую бедную страну мира. Он последовательно укреплял режим личной власти. В 1987 году была изменена конституция - Мугабе упразднил пост премьер-министра, а себя назначил президентом страны, хотя и прежде не испытывал недостатка властных полномочий. Разрешив Нкомо вернуться из изгнания, он поставил условие: партия ЗАПУ должна слиться с правящей ЗАНУ. Таким образом, Зимбабве стало однопартийным государством. Со временем даже симпатизирующие Роберту Мугабе лидеры соседних африканских государств обратили внимание на его самоуправство. Бывший президент Замбии Кеннет Каунда, в годы войны за независимость оказывавший помощь боевикам ЗИПРА, посоветовал президенту Зимбабве "зарыть топор войны и заняться экономическими проблемами, а не воевать с призраками колониализма".

Экономика Зимбабве сходила на нет. Инфляция росла, местная валюта стремительно обесценивалась, а число безработных столь же стремительно увеличивалось. Виновниками экономических неурядиц, чего и следовало ожидать, были названы белые колонисты, якобы присвоившие себе все богатства страны. Под видом земельной реформы началась кампания "чёрного передела". Десятки белых фермеров были убиты на своих землях, многим пришлось бросить всё и бежать. Особую активность в расправах проявляли так называемые "ветераны чимуренги", большинству из которых не было ещё и двадцати лет. Тот факт, что эти родившиеся после 1980 года юнцы называли себя ветеранами, никого не смущал.

В девяностых годах 65 % всей сельхозпродукции и 78 % зерновых производились именно в товарных фермерских хозяйствах, организованных белыми переселенцами. Нарезка крупных фермерских хозяйств на маленькие земельные участки, обрабатываемые примитивными орудиями труда, привела к быстрому истощению почвы. Были заброшены и животноводческие комплексы. Под давлением непрерывных нападений белые жители Зимбабве возвращались в Европу, а на бывшую "африканскую Швейцарию" в начале XXI века ежегодно стал обрушиваться голод.

Судьбу Южной Родезии (ныне - Зимбабве) вряд ли можно считать уникальной. Практически повсюду в Африке события развивались по одной и той же схеме: акт о независимости - гражданская война - воинствующий трайбализм - запредельная коррупция новых властных структур - расизм - голод и так далее. Отличием от "магистрального африканского пути" является разве что эпопея с правлением Яна Дугласа Смита да миллиарды инвалютных рублей, которые Советский Союз в данном случае угробил по сути ни на что.

В настоящее время Россия не торопится присоединяться к международным санкциям, на введении которых настаивают Великобритания и США. Видимо, не хочется вновь попасть впросак. К тому же российская компания "АЛРОСА" добилась устойчивых позиций в близлежащей Анголе и может распространить свои аппетиты и на Зимбабве. Да и недорогой и качественный зимбабвийский табак кое-что значит для соответствующих отраслей отечественной промышленности. А когда правительство думает о родном российском бизнесе - это всё-таки хорошо.

Но этим тема бриллиантов и политических интриг для нас вряд ли исчерпывается, поскольку те самые "близкие к британскому королевскому двору специалисты по добыче и огранке алмазов" стремились и стремятся контролировать бриллиантовые дела не только в далёких странах Британского Содружества, но и в Советском Союзе и России, как его правопреемнице и хозяйке якутских алмазов. Речь, разумеется, в первую очередь идёт о транснациональной корпорации "Де Бирс".

В годы функционирования советской власти, вскоре после Второй Мировой войны эти круги фактически ввели эмбарго на продажу нашей стране алмазов, что и побудило Советы провести целенаправленные поисковые работы сперва на Урале, а затем в Казахстане и Восточной Сибири. Когда в Якутии были найдены промышленные запасы алмазов, на Западе громогласно объявили, что Советский Союз начнёт их добычу лишь в XXIвеке. Однако трест "Якуталмаз", создание которого контролировал лично А. Н. Косыгин, добыл первые алмазы уже в 1957 году. "Де Бирс" сразу стал пристально следить за нашей алмазодобычей.

Чтобы избежать разрушения мирового рынка поставками из СССР крупных партий алмазов, эта фирма в 1959 году направила к нам одного из своих руководителей - сэра Филиппа Оппенгеймера - для переговоров. Тогда и было заключено первое торговое соглашение ВО "Союзпромэкспорт" на продажу ТНК "Де Бирс"партии алмазов объёмом 13 тысяч карат. С тех пор началось тесное сотрудничество двух крупнейших мировых производителей алмазов путём перманентного заключения долгосрочных торговых соглашений, способствующих поддержанию и развитию одноканальной системы сбыта алмазов в мире. В XXI веке такое соглашение между АК "АЛРОСА" и ТНК "Де Бирс" было подписано в декабре 2001 года. В этом году "Де Бирс" и правительство РФ вели новые переговоры.

Сэр Филипп Оппенгеймер вёл дела с СССР на протяжении 30 лет. За это время объём покупок советских алмазов картелем, интересы которого он представлял, увеличился с 56 тысяч долларов в 1959 году до одного миллиарда в 1991-м. Ближайшими помощниками Оппенгеймера были Тедди Доу и Монти Чарльз. Все трое - ветераны британской разведки, прошли Вторую Мировую войну. Каждый из них мог принимать решения, не ставя об этом в известность других. При этом никакие решения не фиксировались на бумаге. Всё как в спецслужбах. Этим во многом объясняется то, почему все попытки ведения экономической разведки против "Де Бирс" были безуспешными. Алмазные переговоры "Де Бирс" с Советским Союзом обычно длились около года. Собирались то в Москве, то в Лондоне. Причём переговоры по линии министерства финансов СССР и "Главалмаззолота" были строжайшей тайной. В Лондоне постоянно находилась группа советских алмазных экспертов, а в посольстве СССР об этом ничего не знали.

Словом, на внешнем рынке алмазная промышленность России традиционно испытывала трудности главным образом разве что от жёстких переговоров с "Де Бирс" по ценам, объёмам поставок и ограничению продаж на мировом рынке. В целом же "Де Бирс" - партнёр надёжный и солидный. Куда больше опасных сюрпризов подносят российские директивные структуры. Так, весной 1989 года руководитель Гохрана Евгений Бычков продал русские алмазы бельгийским и английским фирмам на сумму 40 миллионов долларов, ухитрившись потерять при этом около 18 миллионов. Тогда он получил строгий выговор и едва не лишился партийного билета, но это оказалось лишь началом неуёмной деятельности проходимца.

С приходом к власти либералов во главе с Ельциным, глава Гохрана объявил себя жертвой тоталитаризма и под знаменем борьбы с монополизмом "Де Бирс" стал плодить фирмы и совместные предприятия со звучными названиями: "Голден Ада", "Лазар Каплан", "Касанджан", "Козырев", "Векслер". Общее число фирм, которые должны были гранить алмазы, постепенно перевалило за 160. Почему-то большая часть из них находилась в Израиле и в Калифорнии, куда якобы не могла дотянуться зловещая рука "Де Бирс". Позже Бычков (Гликштейн) признался, что алмазы отпускались им по особой методике - на вес, будто картошка. Существующие схемы, в соответствии с которыми алмазы отпускаются гранильным предприятиям с учётом их мощностей и многочисленных технических характеристик камней, глава Гохрана посчитал излишними. В Америку алмазов вывезли, пардон, три ведра, хорошо, если не очень больших. Израиль же включился в их реэкспорт и занял третье место в мире поставщиков алмазов, доведя в 1995 году их реэкспорт до 900 миллионов долларов. Одновременно рухнули отечественные ограночные заводы в Москве и Барнауле.

Рано или поздно российская Фемида должна была очень заинтересоваться деятельностью господина Бычкова. Что, собственно, и произошло. В декабре 1999 года в спецчастях Мосгорсуда в режиме строжайшей секретности начались служебные заседания по делу "Голден Ада". У депутатов и журналистов сразу же возникли опасения, что брызги бриллиантового дела могут долететь и до Кремля. Поэтому нет ничего удивительного в том, что "стрелочниками" оказались сам Бычков и некий функционер и бизнесмен по фамилии Козлёнок.

Однако подлунный мир переменчив. Когда объём драгоценностей на мировых рынках резко увеличивался и угрожал сбить искусственно завышенные цены, "Де Бирс" традиционно использовал всю свою финансовую мощь для того, чтобы скупать излишки и выживать конкурентов с рынка. Однако под давлением общественности с толстыми и тугими кошельками в 2000 году картель прекратил свою деятельность в тех африканских государствах, где ведутся боевые действия, и принял решение не покупать на открытых рынках бриллианты, добытые в зонах вооруженных конфликтов. ТНК даже ввела собственную систему сертификации, дабы подтвердить, что все реализуемые ей драгоценности являются "чистыми". Вместо того чтобы тратить свои средства на скупку избыточных запасов драгоценностей на мировом рынке, "Де Бирс" решил применять другую тактику - к примеру, сокращать выпуск бриллиантов из сырья, добытого на собственных месторождениях. Тогда же обсуждалась возможность размещения на производимых картелем драгоценностях его логотипа, который можно видеть только вооружённым глазом.

Своих конкурентов вроде австралийской BHP или американской LKI британско-южноафриканский монстр воспринимает скоре как мелких и назойливых комаров, а не серьёзную опасность. Все усилия господина Бычкова сбить цены на алмазы для "Де Бирс" опять же были не опаснее укусов того же насекомого. Даже если предположить, что "АЛРОСА", являющаяся одной из крупнейших алмазодобывающих компаний в мире, потеснит британскоподданную ТНК в деле добычи зимбабвийских алмазов, то в деле огранки бриллиантов "Де Бирс" всё равно останется вне конкуренции. Ещё в советские времена наши огранщики использовали несколько десятков методов огранки алмазов. В каталогах "Де Бирс" их насчитывалось порядка шести тысяч. И вряд ли с той поры что-то сильно изменилось.

Сигизмунд МАЛИНОВСКИЙ

#радуга#бумагин#алмазы#цена

cnНА ГЛАВНУЮcnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru