Погибшие сокровища фрегата "Гровенор"

Погибшие сокровища фрегата ГровенорВ середине июня 1782 года принадлежащий британской Ост-Индской компании фрегат "Гровенор" под командованием капитана Коксона вышел из порта Тринкомали на восточном побережье острова Цейлон и взял курс к мысу Доброй Надежды. На его борту находилось 370 человек, в том числе 150 пассажиров. Коксон рассчитывал за три недели достичь южной оконечности Африки, обогнуть этот мыс с дурной репутацией и дальше спокойно идти к английским берегам. За команду свою он был спокоен. Хотя помимо англичан в ней состояли итальянцы и индийцы, на матросов можно было положиться. Не вызывали тревоги и пассажиры - это были британские офицеры со своими семьями, достойно послужившие королеве в далёкой Индии и обеспечившие себе безбедный остаток жизни.

Единственное, что беспокоило бравого капитана - это погода. Неустойчивый ветер то гнал фрегат к берегам Африки, то надолго исчезал, и корабль беспомощно покачивался на редкой зыби. Коксон не спешил на берег, ведь море было его домом. Единственное, что торопило его, так это желание поскорее доставить груз, снять с себя обременительную ответственность за содержимое тяжёлых ящиков, плотно стоявших в глубоких трюмах "Гровенора". Фрегат вёз 720 слитков золота, 1 450 слитков серебра, девятнадцать неподъёмных сундуков с сапфирами, алмазами и изумрудами, да одних золотых монет на сумму 17000 фунтов стерлингов. Но самая большая ценность находилась в специально оборудованной каюте в огромном, похожем на гроб великана, ящике. О ней за месяц до выхода в море Коксон намекал в письме к супруге: "Я скоро прибуду с сокровищем, которое потрясёт всю Англию". Сопоставляя туманное сообщение Коксона со слухами, что ходили тогда среди чиновников, готовивших "Гровенор" к плаванию, исследователи приходят к выводу, что на судне находился легендарный трон, некогда украшавший роскошную резиденцию Великих Моголов в Дели.

Одним из немногих европейцев, кому довелось видеть этот изумительной красоты трон, был французский путешественник и ювелир Жан-Батист Тавернье. Именно он оставил наиболее пространное его описание: "Большой трон, который установлен в зале первого двора, имеет форму и размеры, схожие с нашей походной кроватью, длиной примерно шесть футов и шириной четыре фута, на четырёх ножках, очень больших и достигающих высоты 20-24 дюймов, с четырьмя продольными брасами, на которых держится нижняя часть трона. А на этих брусах стоят 12 опор, с трёх сторон поддерживающих балдахин. Спереди, если смотреть на двор, нет ни одной опоры и балдахин полностью открыт.

Как ножки, так и брусы шириной более 18 дюймов покрыты золотом и эмалью, усеяны многочисленными алмазами, рубинами и изумрудами... В отдельных местах виднеются жемчужины, вставленные в золотую оправу. На одной стороне трона располагаются четыре поднимающиеся кверху ступеньки. Из трёх подушек, находящихся на троне, та, которую кладут под спину короля, самая большая и круглая. Она подобна нашим домашним подушкам. Две другие, которые кладут по бокам, очень плоские...

Я пересчитал крупные тусклые рубины, украшающие трон: их было 108, все необработанные, самый маленький из них весил, по-моему, 100 каратов. С виду вес некоторых из них достигал 200 и более каратов. Изумруды имели довольно хороший цвет, правда, очень многие напоминали обычное стекло. Самый крупный из них весил, как мне кажется, около 60, а самый маленький - 30 каратов. Их я насчитал около 160. Изумрудов больше, чем рубинов.

Вся внутренняя часть балдахина покрыта алмазами и жемчужинами, по всему балдахину тянется бахрома из жемчуга, а под сводом виден павлин с распущенным хвостом из голубых сапфиров и драгоценных камней других расцветок. Тело птицы сделано из золота, украшено эмалью и жемчугом. Спереди на груди птицы - большой рубин, там же висят нитки жемчуга весом около 50 карат, жемчужины слегка желтоваты.

По обе стороны павлина стоят кусты высотой с саму птицу, с множеством листьев из литого золота и украшенные драгоценными камнями. На внутренней стороне трона находятся прозрачные драгоценности, один алмаз в 80-90 каратов, рубины и изумруды. И когда король сидит на троне, эти драгоценности оказываются перед его лицом..

...Те, кто даёт себе отчёт в значимости драгоценностей короля и осознаёт, как много стоит это произведение искусства, уверили меня, что его цена составляет 107 тысяч рупий, что соответствует 160,5 миллиона франков нашей французской валюты". "Я объездил много стран, восхищался многими сокровищами, - писал он позднее, - но смею уверить, что никогда не видел и вряд ли увижу что-либо подобное этому восточному чуду".

В 1737 году полчища персидского завоевателя Надир-шаха вторглись в Северную Индию. Среди прочих шедевров в руках завоевателей оказался и павлиний трон. После убийства Надир-шаха его приближёнными трон какое-то время находился у одного из его потомков, а затем втайне был продан представителям Ост-Индской компании. Те тайно вывезли его на Цейлон (Шри-Ланку), где он якобы и хранился три десятилетия, пока его не решили отправить в митрополию на борту "Гровенора"

В ночь на 4 августа ветер стал попутным и заметно усилился. Сильнее потрескивали мачты, фрегат прибавил ход. По всем расчётам, к вечеру следующего дня должен был появиться мыс Доброй Надежды. Но мыс не заслужил бы своей печальной славы, если бы всякий раз позволял кораблям свободно, без приключений, проходить мимо. Несчастья миновать не удалось. Ранним утром 4 августа, когда пассажиры и члены команды, за исключением вахтенных, ещё нежились в постелях, их уже поджидал страшный сюрприз. Мыс, до которого должно было оставаться ещё свыше ста миль, вдруг вырос прямо по курсу корабля!

На истошный крик вахтенного на палубу, в чём был, выскочил капитан. В один момент оценив обстановку, Коксон стал отдавать чёткие приказы. Матросы, словно обезьяны, вскарабкались по вантам, рассыпались по реям, убирая паруса, судно накренилось, из последних сил пытаясь отвернуть в сторону, но было уже поздно. Полоса прибоя, похожая на пасть бешеного зверя, неумолимо приближалась. И вот его зубы заскрипели о корпус корабля - подводные рифы, удар, треск обшивки, и вот еще несколько минут назад великолепные фрегат, теперь больше похожий на большую дырявую бочку, безвольно затрепыхался между двух огромных камней, "прокусивших" его насквозь, а теперь норовивших выплюнуть обратно в бурлящее море. Нужно было как можно скорее перебираться с гибнущего корабля на сушу. Третий помощник капитана и один из матросов сумели бросить якорь и закрепить канат за выступ рифа. Цепляясь за канат руками и ногами, пассажиры и матросы перебирались на риф, многие при этом срывались и тонули либо разбивались о скалы. Из трёх наскоро сколоченных плотов, на которых команда пыталась перевезти женщин и детей, один опрокинулся, и все находившиеся на нём погибли.

Когда окончательно рассвело, шторм несколько ослаб. Предпринятые поиски показали, что выжило 123 человека, в том числе 20 женщин и детей. Жертвы кораблекрушения находились где-то между Дурбаном и портом Элизабет, и после короткого совещания было решено идти к порту тремя партиями. Первую, состоявшую главным образом из матросов и офицеров "Гровенора", возглавил второй помощник капитана. Она должна была вести разведку, прокладывать путь и обеспечивать безопасность всей колонны. Второй, состоявшей из женщин, детей и стариков, руководил третий помощник капитана. Третью, арьергардную, возглавил сам капитан Коксон, вооружённый пистолетом с двумя зарядами пороха.

Путь через непроходимые тропические леса оказался ужасным. Из-за нехватки боеприпасов людям, мучимым кишечными заболеваниями, пришлось питаться морскими водорослями, устрицами и лишь изредка рыбой. Рейды португальских и голландских работорговцев по Южной Африке привели к тому, что местное население ненавидело белых людей, ставших для них олицетворением насилия, жестокости и обмана, поэтому колонна потерпевших кораблекрушение уже с первых дней подвергалась нападениям со стороны аборигенов. Становилось ясно, что большинство людей не выдержит трудностей перехода. Поэтому к порту Элизабет направили отряд из 40 наиболее физически крепких мужчин. Остальные должны были разбить лагерь и ждать спасения.

До порта Элизабет дошёл полностью измождённый матрос Уильям Хабберне. К тому времени с момента крушения прошло два с половиной месяца. В сторону лагеря срочно была снаряжена экспедиция из 300 человек. Пройдя свыше 300 миль, удалось обнаружить место, где располагался лагерь. Кострища, несколько взрослых и детских скелетов, полуистлевшая европейская одежда - вот и всё, что удалось обнаружить. Капитан погиб, помимо Хабберне, из передового отряда выжило ещё семь моряков. И уже в 1790 году голландский губернатор в Кейптауне получил известия, что в Пондоленде среди жён вождей некоторых племён есть белые женщины. Удалось выяснить, что это были пять пассажирок "Гровенора", но они категорически отказались возвращаться в Великобританию и даже не захотели встретиться с губернатором. Очевидно, они хорошо понимали, что ещё неизвестно, как их встретит родина, и предпочли остаться со своими новыми семьями.

А к месту гибели судна уже потянулись искатели сокровищ. В 1800 году англичане Александр Линдсей и Сидней Тёрнер снарядили экспедицию, наняв три десятка ныряльщиков-малайцев, которые обследовали дно вокруг "Гровенора". Они подняли на поверхность свыше тысячи золотых и серебряных монет, несколько десятков золотых колец, но это лишь с трудом окупило затраты на экспедицию. В 1842 году за подъём "Гровенора" взялось британское Адмиралтейство с его профессиональными инженерами. Было установлено, что корпус корабля занесло песком и тяжёлыми горными породами. Поэтому инженеры профессионально пришли к выводу, что в данных условиях нет никаких перспектив высвободить "Гровенор" из каменного плена.

В 1905 году группа авантюристов организовала в Йоханнесбурге "Синдикат по спасению "Гровенора". Целый год ушёл только на то, чтобы заново найти похороненный на дне фрегат. Зато в 1906 г. искатели кладов смогли достать с морского дна 250 золотых монет и 30 пушек. Однако попытки очистить корпус затонувшего корабля от песка с помощью землеройного снаряда больше походили на сизифов труд, ибо на каждую тонну вынутого снарядом песка волны нагоняли две тонны новых подводных барханов. Попытки же расчистить берег взрывами и вытащить фрегат на сушу целиком закончились трагедией. Один из рабочих погиб, остальные в скором времени разбежались, и синдикат закончил своё существование.

Всё новые и новые группы искателей сокровищ пытались добраться до саркофага с павлиньим троном. Даже Первая и Вторая Мировые войны не смогли прервать поиски. В одной из экспедиций участвовал даже знаменитый писатель Артур Конан Дойл. Изобретались всё новые методы, чтобы добраться до фрегата. Так, в 1921 году экспедиция американского миллионера Пита Крайна пыталась достичь трюмов "Гровенора", прорыв туннель с берега до остова корабля. Увы, удачи так никто и не достиг. К настоящему времени кладоискатели достали около 800 золотых монет и чуть больше половины пушек фрегата. Наибольший успех при этом выпал в 2000 году на долю совместной экспедиции венгерских водолазов и археологов из Кейптаунского университета (ЮАР). Руководитель экспедиции Джонатан Шафтман заявил: "Мы подняли со дна океана предметы, которые дают нам право почти со стопроцентной уверенностью говорить, что "Гровенор" найден". Однако среди находок не было хотя следов Павлиньего трона. Очевидно, бесценное сокровище Великих Моголов по-прежнему ждёт того счастливчика, что сумеет извлечь его из-под воды.

Виктор БУМАГИН

#радуга#бумагин#сокровище#фрегат

cnНА ГЛАВНУЮcnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru