Радуга+Задайте свой вопрос

Радуга+клуб знакомств

Радуга+Написать письмо

Радуга+Подписка

В контактеВступайте в группу, оставляйте свои комментарии

Парацельс: гений, опередивший время

Парацельс: гений, опередивший  времяОдним из величайших умов эпохи Реформации был Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, более известный как Парацельс. Внешне он мало походил на выдающегося алхимика и врачевателя своего времени, ибо был почти лысым, нервным и хрупким. Большого литературного наследия он тоже не оставил, и многие труды, которые приписывали Парацельсу после смерти, оказались на самом деле подделками. Тем не менее, масштаб его личности был таков, что современники называли Теофраста Бомбаста Luterus medicorum - "Лютер медицины". По отзыву же одного из светил медицины наших дней, Парацельс был "первым современным учёным-медиком, предтечей микрохирургии, современной хирургии ран, гомеопатии и ряда других достижений последних лет".

Родился он в 1493 году близ местечка Мария-Айнзидельн, в то время деревушки в двух часах ходьбы от швейцарского городка Цюрих. Его отец, Вильгельм Бомбаст фон Гогенгейм, был одним из потомков древнего и славного рода Бомбастов, чьей резиденцией служил замок Гогенгейм близ Штутгарта в Вюртемберге. Он был родственником гроссмейстера ордена рыцарей-иоаннитов, на жизнь же зарабатывал врачеванием. Женой его стала сестра-хозяйка из лечебницы аббатства в окрестностях Мария-Айнзидельна. Теофраст оказался их единственным ребёнком.

Существует предание, что в детстве будущий Парацельс был оскоплён то ли пьяным солдатом, то ли в результате несчастного случая. Современные исследователи относят эту историю на предмет выдумок злопыхателей, но на лице Теофраста Бомбаста действительно никогда не росла борода, да и строение его черепа находили весьма необычным. Мать Теофраста умерла, когда он был ещё мальчиком, и вместе с отцом они переехали в небольшой городок Филлах на юге Австрии. Главной отраслью промышленности там было горное дело. Мальчику нравилась наука, и он посещал школу для горных мастеров и лаборантов, благодаря чему приобрёл представление о процессах металлургии того времени и профессиональных заболеваниях шахтёров. Всё это дополняло домашнее образование: отец, как практикующий врач, преподал Теофрасту основы алхимии, хирургии и терапии.

С четырнадцати лет Теофраст обучался у монахов монастыря святого Андрея, расположенного в долине Савоны, где его руководителями были епископы Эберхард Баумгартнер, Матиас Шейдт из Роттгаха и Матиас Шахт из Фрайзинга. По достижении шестнадцати лет его отправили в университет Базеля. После этого наследника славного рода Бомбастов обучал знаменитый Иоганн Тритемий из Шпангейма (1461 - 1516 гг.), настоятель монастыря святого Иакова в Вюрцбурге, один из величайших адептов магии, алхимии и астрологии позднего Средневековья. Именно под его бдительным и чутким руководством особое развитие получили склонности Теофраста к оккультным наукам. Далее это увлечение привело юношу в лабораторию богача Сигизмунда Фуггера в Шватце, Тироль, который, как и аббат Тритемий, слыл известным алхимиком, способным передать ученику многие ценные секреты. В 1516 году Теофраст Бомбаст, по не вполне надёжным сведениям, получает степень доктора медицины в университете итальянского города Феррары. Тогда же он отбросил длинный перечень своих имён и стал называть себя Парацельс, сочтя вдруг, что он превзошёл в искусстве врачевания знаменитого древнеримского врача Цельса.

Позднее Парацельс много путешествовал по Германии, а также побывал в Италии, Франции, Голландии, Дании, Швеции и России. По преданию, он побывал даже в Индии, когда был пленён татарами и доставлен к хану, сына которого он позднее сопровождал в Константинополь. Действительно, исследователи трудов Парацельса находят в них порой немалое сходство с откровениями восточных адептов тайных наук. Франц Гартман, немецкий врач и писатель, розенкрейцер и близкий друг Елены Петровны Блаватской, полагал, что Теофраст Бомбаст оставался у татар с 1513 по 1521 гг., успев за это время приобщиться к учению о семеричном строении человека, на Западе тогда совершенно неизвестному, о свойствах астрального тела, о привязанных к земле элементариях. Позже Парацельс в своих книгах излагал восточные идеи, заменяя свойственные им термины соответствующими названиями из германской мифологии, что облегчало понимание этих вопросов его соотечественникам, привыкшим к западной манере мышления. Современные исследователи, по крайней мере, факт путешествий Парацельса по Ближнему Востоку не отрицают.

Парацельс, где бы он ни почерпнул свои знания, учил, что человек как таковой есть высочайшее существо, поскольку в его лице природа достигла кульминации своих эволюционных усилий. В нём содержатся все силы и все субстанции, которые есть в мире, во Вселенной, и он сам составляет свой особый мир. Мудрость в человеке может стать проявленной, а силы его души, как добрые, так и злые, могут быть развиты до чрезвычайной степени. Человек есть микрокосм, в определённом смысле содержащий в себе все создания в мире, "и величайшая истина, к которой следует подойти со всей серьёзностью, заключается в том, что нет ничего, на небесах или на земле, чего не было бы также в человеке, и Бог, что на небесах, существует также и в человеке, и эти двое суть Одно". Всякий желающий быть философом должен уметь превращать внешнее во внутреннее, а это есть искусство, которым можно овладеть только посредством опыта и через свет природы, который светит каждому человеку, но виден немногим. В своей работе "Philosophia Occulta" фон Гогенгейм оптимистично отмечал: "Истинная наука может многое; у вечного Знания всего сущего нет ни возраста, ни начала, ни конца. То, что ныне считается невозможным, будет претворено в жизнь, неожиданное сегодня в будущем окажется истиной; и то, что в одном веке зовут суеверием, в следующем станет основой общепринятой науки".

Большое внимание он уделял самосовершенствованию. "Человек, полностью принадлежащий самому себе, не может принадлежать чему-либо другому. Человек располагает силой владения собою, и никакие внешние влияния не могут возобладать над ним, если он использует эту силу". Совокупность сил и сущностей, образующих то, что мы называем человеком, является той же самой совокупностью сил и энергий, которые, взятые в бесконечно большем масштабе, называются вселенной; всё во вселенной отражается в человеке и может доходить до его сознания. Это даёт возможность человеку, познавшему самому себя, познать вселенную, и не только постичь то, что невидимо существует во вселенной, но и предвидеть и предвещать будущие события. От этой тесной связи вселенной и человека зависит гармония, которая связывает бесконечное и конечное, неизмеримо большое и неизмеримо малое. Это золотая цепь Гомера или кольцо Платона.

Весьма интересными были суждения Парацельса о смерти. Смерть человека выражается в прекращении жизнедеятельности организма и в дальнейшем приводит к распаду тела, формы. Но форма - это иллюзия, она не имеет не зависимого от жизни существования, а служит лишь выражением жизни и не вызывает последнюю. Форма может лишь поддерживать своё иллюзорное существование до тех пор, пока воздействие жизни на вещество создаёт эту иллюзию. Форма не может прекратить жить, потому что никогда не жила, и смерть формы есть лишь только прекращение деятельности вечной силы жизни в одном направлении, предшествующее другому её проявлению. Жизнь сама по себе не может умереть или исчезнуть, ибо она не рождается формой. Это вечная сила, которая всегда существовала и будет существовать. Жизнь - это вечная и совершенная сила; с ней можно войти в контакт, но она не может быть соединена с физической материей. Она может быть только привлечена к физической материи силой духа, и если дух прекратит её притягивать, жизнь покинет материю, и материя будет разложена на составляющие её элементы. Ничто не может быть соединено с вечной и совершенной жизнью, кроме вечного и совершенного. То, что является добрым и совершенным, может жить. То, что является злым и несовершенным, будет трансформировано. Если бы все элементы, составляющие человека, являлись добрыми, если бы все его эмоции и мысли были совершенными, такой человек был бы бессмертен. Если в нём нет ничего доброго, ему придётся умереть и полностью трансформироваться. Если в нём одна часть - добро, а другая часть - зло, добрая половина будет жить, а дурная погибнет.

В своих дельнейших странствиях по Европе фон Гогенгейм собрал много полезных сведений, причём не только от врачей, хирургов и алхимиков, но и в общении с пастухами, цыганами, палачами, разбойниками, цирюльниками, повитухами, колдунами и предсказателями из народной среды. В 1526 году ему наконец-то улыбнулась удача. В Базеле он излечил знаменитого учёного и владельца типографии Иоганна Фробена, у которого инфекцией была поражена нога. Когда весть об этом разнеслась по городу, именитые граждане Базеля посодействовали тому, чтобы Парацельс был назначен городским врачом, а также профессором физики, медицины и хирургии с высоким жалованием. Его лекции, в отличие от выступлений коллег, не были простым изложением мнений Галена, Гиппократа и Авиценны, но содержали и собственное оригинальное учение.

Учение это он преподавал, невзирая на чужие мнения, чем заслуживал аплодисменты студентов и ненависть ортодоксальных коллег. Как врач Парацельс придавал особое значение тщательной диагностике, гуманному отношению к пациентам и считал, что причина заболевания может возникнуть вне тела. Он отверг устаревшую средневековую догму, что причиной всех заболеваний является внутренний дисбаланс крови, флегмы и двух разновидностей желчи, и настаивал, что болезни могут проистекать от внешних "начал". Что весьма напоминает современные и более близкие нам представления о патогенных микроорганизмах. Он одним из первых понял природу циркуляции крови, которую называл "соком жизни". Через столетие Уильям Гарвей - учёный, которому традиционно приписывают открытие кровообращения, воспользовался той же аналогией. Парацельс принадлежал к числу первых врачей, которые считали эпилепсию болезнью, а не признаком одержимости дьяволом или доказательством сомнамбулизма. Более того, он установил связь между так называемой "болезнью шахтёров", известной в наши дни как силикоз, и вдыханием паров металлов. До этого больных убеждали, что их страдания вызваны горными духами в наказание за грехи.

В области фармакологии важным наследием, оставленным фон Гогенгеймом, были вошедшие в арсенал врачей лекарственные соединения, содержащие серу, ртуть и железо. Именно Парацельс описал причины, симптомы и диагностику сифилиса и точно определил первый курс лечения, в соответствии с которым пациент должен был принимать перорально точно отмеренные дозы соединений ртути. Спустя почти 400 лет - в начале ХХ века - подобное лечение при сифилисе всё ещё прописывалось. Результатом алхимических исследований фон Гогенгейма, нацеленных на создание эликсира жизни, стало открытие экстракта мака - настойки опия, которую он прописывал в виде "трёх чёрных пилюль" как болеутоляющее средство. Смешивая спирт и серную кислоту, он делал эфироподобные снадобья, которые прописывал для вызывания сна.

При этом Парацельс, тем не менее, оставался сторонником магического, интуитивного начала в медицине, во многом являясь даже радикалом такового. Он учил, что "магия есть учитель медицины гораздо более предпочтительный, нежели все книги в мире. Одна только магическая сила (которая не может ни присуждаться университетами, ни даваться дипломом, но исходит от Бога) есть подлинный учитель и наставник, обучающий искусству исцеления больных. Подобно тому как физические формы и цвета или буквы книги можно увидеть физическими глазами, так же и сущность и природу всего сущего можно познать внутренним чувством души".

Как главный городской врач Базеля Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм обратился в городской совет с предложением передать все аптеки города под его надзор и разрешить ему проверять, хорошо ли знают провизоры своё дело и имеются ли у них в достаточном количестве настоящие лекарства. Этим неслыханным по тем временам шагом он навлёк на себя ещё и ненависть аптекарей и провизоров. Мало ему было озлобившихся профессоров! Далее он ухитрился восстановить против себя ещё и членов городского совета, выступив против их крайне несправедливого, по его мнению, решения, вынесенного в пользу каноника Корнелия из Лихтенфельса. Этого человека он ранее спас от смерти, когда от него уже отказались другие врачи, но тот в дальнейшем повёл себя по отношению к нему крайне неблагодарно. Поэтому в июле 1528 года Парацельсу спешно пришлось во избежание нежелательного развития событий оставить ещё недавно столь гостеприимный Базель.

Вновь начались скитания. Всюду за ним следовали многочисленные ученики, привлекаемые или жаждой познания или желанием овладеть его искусством ради использования такового в своих целях. Но ни в одном из городов известный на всю Европу алхимик и врачеватель не мог ужиться более года. Из Базеля он переехал в Кольмар. Далее следуют Эсслинген, Нюрнберг, Нердлинген, Мюнхен, Регенсбург, Амберг, Мерано, Галле, Цюрих, снова Мерано, Каринтия, Крайне и Венгрия. Наконец, ему удалось осесть в Зальцбурге, куда он был приглашён герцогом Эрнстом, пфальцграфом Баварским, большим любителем тайных наук. Там Парацельс наконец смог увидеть плоды своих трудов и обрести славу. Но ему не суждено было долго наслаждаться столь заслуженным покоем: 24 сентября 1541 года после непродолжительной болезни он умер в возрасте 48 лет и трёх дней в маленьком номере гостиницы "Белая лошадь".

Обстоятельства смерти Парацельса не ясны историкам и поныне. Современники же утверждали, что во время званого обеда фон Гогенгейм подвергся вероломному нападению бандитов, нанятых кем-то из враждовавших с ним лекарей. В результате падения на камень он проломил череп, что спустя несколько дней и привело к смерти. Клеветники же утверждали, что Парацельс напился и пересчитал ступени лестничного марша. Нашлись и те, кто утверждал, что именитый врач и алхимик вовсе не умер, а открыл эликсир жизни и принял "дозу бессмертия". Тем паче, что согласно одной из легенд, ещё в 1521 году в Константинополе Парацельс получил философский камень из рук некого Соломона Трисмозина, или Пфайфера, что этот таинственный адепт тайных наук также обладал универсальной панацеей, и некий французский путешественник уверял, что видел его живым в конце XVII века.

Впрочем, легенды - это всего лишь легенды. На деле Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм был похоронен среди могил бедняков на кладбище Зальцбурга. Над могилой был положен камень с надписью, которая выражала его презрение к земному бытию и надежду на лучшую долю в загробной жизни: "Он поменял жизнь на смерть". Сам же Парацельс при жизни неоднократно говорил: "Я буду мёртв, но мои учения останутся жить". И они действительно продолжали жить, вдохновляя многие поколения алхимиков и врачей на изменения средств и методов, применяемых в медицине.

Виктор БУМАГИН

#радуга#бумагин#парацельс#гений

cnНА ГЛАВНУЮcnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru