Гиора Эпштейн: лучший ас ближневосточных войн

Гиора Эпштейн: лучший ас  ближневосточных войнБлижний Восток всегда был неспокойным регионом, где велось много войн. На протяжении последних 60 - 70 лет особенно часто они велись между Израилем и арабскими государствами, главным образом Сирией и Египтом. Во всех, за исключением первой, в больших количествах использовалась авиация. Разумеется, в таких условиях появлялись свои асы. Лучшим среди них стал израильтянин Гиора Эпштейн, в трёх войнах сбивший 16 самолётов и один вертолёт.

Трудная дорога к мечте

Родился Гиора Эпштейн в 1938 году и молодость свою провёл в кибуце Негба, примерно в 30 километрах от Тель-Авива. Уже в конце сороковых годов он сделал свой выбор - стать лётчиком-истребителем. Подобно многим еврейским юношам он вступил в добровольческую организацию "Гадна", занимающуюся подготовкой подростков к воинской службе, а в свободное время запоем читал книги о британских асах Второй Мировой войны. В 1956 году Гиора пошёл в армию и поступил на лётный курс. Однако после "курса молодого бойца" он был отчислен без объяснения причин. В октябре началась война, и Эпштейн ещё два месяца прослужил в ВВС, работая на кухне и в столярной мастерской.

Ещё несколько раз Гиора пытался пройти медкомиссию, но всякий раз с одним результатом - "временно не годен". Тогда он отправился к командиру авиабазы и сказал, что хочет стать коммандос. Эти подразделения специального назначения формировались на добровольной основе, и командование не могло отказать в просьбе "попробовать себя". Полтора года Эпштейн прослужил в парашютно-десантной бригаде, а затем стал инструктором парашютного дела. Демобилизовавшись в 1959 году, он вернулся в родной кибуц. На гражданке ему было скучно, и когда пару лет спустя кибуц получил разнарядку отправить двух-трёх человек на два года сверхсрочной службы "в целях поднятия уровня подготовки младшего командного состава Армии обороны Израиля", согласился вернуться в армию добровольно.

Получив должность инструктора на курсе инструкторов парашютного дела, Эпштейн в скором времени стал чемпионом Израиля по свободным прыжкам и дважды участвовал в чемпионате мира по парашютному спорту в США. Кроме того Гиора обратился к врачу парашютно-десантной бригады с просьбой объяснить какая проблема не даёт ему поступить на лётный курс. Выяснилось, что он имеет сердце увеличенного размера и очень низкий пульс. Доктор из парашютно-десантной посоветовал Эпштейну подать апелляцию главному врачу израильской армии, и тот получил разрешение поступить на лётный курс, который и закончил с отличием. Но за день до официальной церемонии вручения "крылышек" он узнал, что его назначение - эскадрилья вертолётов S-58. Гиора сумел добиться приёма у командующего ВВС Эзера Вейцмана, который пообещал разобраться, направив медицинскую карту лётчика в США для консультации с лучшими кардиологами. Эпштейн два месяца пролетал на вертолётах, когда из-за океана пришёл долгожданный ответ - противопоказаний к полётам на любых типах самолётов нет.

Первые победы

Переучившись в эскадрильи боевой подготовки, оснащённой устаревшими штурмовиками "Ураган", Эпштейн получил назначение в 105-ю эскадрилью. Вооружена она была тоже не самыми новыми "Супермистерами", но из неё легко было перейти в 101-ю эскадрилью, на вооружении которой состояли новейшие для того времени французские истребители "Мираж" IIICJ. Гиора оказался в числе счастливчиков. В то же время он познакомился со своей будущей женой Сарой, служившей секретарём командного пункта. Уже 18 мая 1967 года во время вылета на перехват нарушивших воздушное пространство Израиля египетских МиГ-21. Эпштейн вышел одному из них в хвост и готов был сбить его сначала ракетой "Матра" R.530, а затем из пушек, но оба раза наземный контроль запрещал ему это сделать, поскольку ошибочно считал, что самолёты находятся над Египтом.

В скором времени началась война, вошедшая в историю как Шестидневная. В первый же день Эпштейн выполнил три боевых вылета, но с противником не встречался. На второй день в паре с командиром эскадрильи Амосом Лапидотом он вылетел на патрулирование. Ниже себя они заметили тройку египетских Су-7, которых преследовало несколько "Миражей". Они спикировали, и после нескольких маневров Гиора на скорости 1400 км/ч вышел на один из "сухих". Последовало нажатие на спуск и... тишина. Эпштейн в спешке забыл перевести гашетку в положение "огонь". Быстро поняв свою ошибку, он с дистанции буквально 250 метров дал длинную очередь. Арабский самолёт взорвался, и Эпштейну, чтобы избежать поражения "Миража" обломками, пришлось сделать головокружительный переворот с опасной и для пилота, и для самолёта перегрузкой в 9 G! Такова была первая победа.

Поражение арабских стран в войне 1967 года привело к усилению Израиля, но вместе с тем поставки вооружений из СССР и социалистических стран в Египет и Сирию только увеличились. В 1969 году арабы и израильтяне сошлись в так называемой "войне на истощение". Эпштейн со своей эскадрильей дежурил на аэродроме Рефидим. Оперативная область действия 101-й, в которой была разрешена свободная охота без ограничений, получила несколько ироничное обозначение "Техас" - по аналогии с Диким Западом. 20 июля над Синайским полуостровом израильскими лётчиками были сбиты МиГ-21, два Су-7 и два МиГ-17, один из которых пошёл на счёт будущего аса. 11 сентября Эпштейн сбил свой второй Су-7. А в последний день войны, 25 марта 1970 года, он вместе с молодым ведомым атаковал пару МиГ-21. Неопытный лётчик растерялся и вышел из боя, зато Эпштейн проявил всё своё умение, и вскоре оба египетских самолёта догорали в бескрайних песках Синая. В тот день Гиора стал асом в европейском понимании этого слова.

Звёздный час

1973 год был отмечен очередной войной, начало которой пришлось на праздник Йом Киппур. На тот момент Эпштейн занимал важную должность в оперативном отделе штаба ВВС. Он сразу подал рапорт о направлении в родную 101-ю эскадрилью, но его не отпустили. Штабистам необходимо было перегруппировывать ВВС и планировать операции по завоеванию превосходства в воздухе на египетском и сирийском фронтах. Только 18 октября, когда в боевых действиях наметился перелом в пользу израильтян, Эпштейн и другие боевые штабники пополнили эскадрильи, которые к тому времени были уже серьёзно потрёпаны. В тот же день Гиора вылетел на патрулирование. На тот момент для израильских пилотов основной задачей было уничтожение египетских вертолётов Ми-8, которые сбрасывали на израильские войска баки с напалмом. Как потом вспоминал Эпштейн, это была самая простая победа в его карьере: "Взлетел, обнаружил вертолёт, нажал спуск и всё".

Весьма удачным для аса стал день 19 октября, когда он записал на свой счёт сразу четыре самолёта. Сначала в 13:15 четвёрка "Мираж" III 101-й эскадрильи атаковала пять пар Су-7, и Эпштейн сначала сбил последний в колонне самолёт ракетой "Шафрир", а следом расстрелял ещё один из пушки. Через три часа командование подняло четвёрку "Миражей" на сопровождение шедшей на бомбёжку четвёрки "Фантомов" - в израильских ВВС эти знаменитые американские машины называли "Курнасс". Над Суэцким каналом их курсы пересеклись с группой египетских Су-20. "Курнассы" пошли выполнять боевую задачу, а "Миражи" закрутили круговерть воздушного боя. Гиора добился ещё двух побед. Один "сухой" был поражён из пушки, другой - ракетой. Эпштейн стал подлинным героем дня и в его честь был устроен торжественный ужин.

На следующий день в 10:30 все имеющиеся в 101-й эскадрилье самолёты были подняты на перехват большой авиагруппы противника в районе Большого Горького озера. На сей раз Гиора пилотировал "Нешер" - самолёт израильского производства, скопированный с французского "Мираж" 5, который в свою очередь представляет собой упрощенную версию "Мираж" III. Эпштейн положил начало бою, сбив "Шафриром" ближайший к нему МиГ-21. После этого последовала огромная свалка в духе времён поршневых самолётов, в которой израильский ас сбил ещё четверых египтян. Так Эпштейн стал единственным в истории лётчиком, которому за два дня удалось сбить девять реактивных самолётов. Последние же в войне Судного дня три победы израильский ас одержал 24 октября, пилотируя двухместный учебно-боевой самолёт "Мираж" IIIBJ. Так его боевой счёт достиг 17 летательных аппаратов, что в истории реактивной авиации уступает лишь результатам, которых советские асы Николай Сутягин и Евгений Пепеляев добились во время Корейской войны.

Специалисты отмечают, что во многом добиваться столь впечатляющих побед Гиоре помогало отменное зрение. Эпштейн был способен различать лица людей с расстояния 600 метров, а самолёт в небе он видел на дистанции 24 мили, тогда как большинство других пилотов - с 10 миль. Это позволяло ему начать маневры перехвата раньше противника и вступать в схватку в лучших условиях.

После войны 1973 года Эпштейн занимал ряд должностей в эскадрильях и штабе ВВС. В 1977 году ушёл в отставку и стал гражданским лётчиком в авиакомпании "Эль-Аль". Параллельно в рамках резервистской службы прошёл переобучение на истребитель израильского производства "Кфир", а затем подписал контракт на несколько месяцев кадровой службы и в возрасте 50 лет прошёл переобучение на американский F-16 "Файтинг Фалкон". Последний полёт на боевой машине Гиора Эпштейн выполнил в мае 1997 года.

Виктор БУМАГИН

#радуга#бумагин#ас#война

cnНА ГЛАВНУЮcnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru