Радуга+Задайте свой вопрос

Радуга+клуб знакомств

Радуга+Написать письмо

Радуга+Подписка

В контактеВступайте в группу, оставляйте свои комментарии

Заповедник невероятных совпадений Чарльза Форта

Заповедник невероятных совпадений Чарльза ФортаСтремясь составить объективную картину окружающего нас мира, даже академическая наука порой приходит к неожиданным и парадоксальным выводам. Математики, например, давно уже доказали многомерность пространства, то есть, по сути дела, реальность существования параллельных миров, о которых так любят рассуждать уфологи и прочие "аномальщики". Что уж говорить о том, что происходит, когда в тайны бытия стремится проникнуть некий исследователь-энтузиаст. А уж если выводы свои он делает на основе свидетельств о таинственных и труднообъяснимых случаях!

Кабинетик в Бронксе

"В 1910 году в Нью-Йорке, в маленькой буржуазной квартирке в Бронксе жил человек - не молодой и не старый, похожий на ленивого тюленя. Его звали Чарльз Гой Форт. Он никуда не выходил из дома, кроме муниципальной библиотеки, где изучал во множестве газеты, журналы и ежегодники всех стран и всех эпох. Вокруг его бюро высились груды пустых коробок из-под обуви и кипы журналов и газет... за двадцать лет... До 34 лет Чарльз Форт, сын бакалейщика из Олбани, кое-как перебивался благодаря некоторым способностям к журналистике и некоторой ловкости в энтомологических затеях. Когда его родители умерли, и бакалейная лавка была продана, он сумел получить крошечную ренту, позволившую ему, наконец, целиком отдаться своей страсти - коллекционированию заметок о невероятных, но, тем не менее, достоверно подтверждённых событиях...

Он собрал, таким образом, 25 тысяч заметок. Факты, то упоминаемые вскользь, то сообщаемые с полным безразличием. Но - тем не менее, факты. Он назвал это своим "заповедником невероятных совпадений". Факты, от которых отказывались, о которых не хотели говорить, - но он слышал, как от его картотеки исходит настоящий "немой вопль". Он был охвачен своеобразной нежностью к этим неприкаянным реальностям, изгнанным из области сознания, которым он предоставлял приют в своём убогом кабинетике в Бронксе, и которых он лелеял, записывая на карточки. Их можно назвать незаконнорожденными уродцами мира фактов. И, тем не менее, их шествие даёт внушительную картину событий, которые происходят, происходили и будут происходить".

Так несколько эмоционально известный французский писатель Луи Повель повествует о неординарно мыслящем американском исследователе Чарльзе Форте. Человеке, который посвятил свою жизнь исследованию "неприкаянных реальностей", и оригинальность мышления которого создала ему, прежде всего, за океаном целый сонм последователей. И хотя порой можно встретить утверждения, что Форт по настоящему никогда особо не бедствовал, что он не был склонен приносить свою жизнь в жертву этим самым "неприкаянным реальностям", никто не может отказать ему в неординарности мышления и мировосприятия.

Неподвижная Земля под скорлупой

Форт считал, что наука не способна постичь Истину. Но наука обладает другим важным свойством. Форт утверждал: "Наука - это попытка пробудиться к Реальности, в которой она пытается найти регулярность и единообразие. Но регулярным и единообразным может быть лишь то, что не подвержено никаким искажающим воздействиям извне. Говоря "всеобщее", мы подразумеваем "реальное"... Насекомые, звёзды и химические анализы - все они псевдо-реальны, с их помощью нельзя узнать ничего реального; но систематизация этих псевдо-данных приближает нас к финальному пробуждению, то есть к Реальности".

Но как Форт представлял себе эту Реальность? Скажем прямо, его представления об окружающем нас мире были весьма причудливы. Он готов был подвергнуть сомнению любые новейшие для его времени достижения науки. И не только новейшие. Форт, например, сомневался даже в шарообразности Земли. В книге "Пророк с Луны, ангел с

Венеры. Новые земли", одной из немногих его работ переведённой на русский язык, он рассуждал: "Астрономы любят рассказывать аудитории о том, какие газы горят в невероятно удалённых звёздах, но так и не сумели привести убедительных доказательств хотя бы того, например, что эта Земля - круглая. Конечно, я не намерен утверждать, что это, как и что-либо иное, можно позитивно доказать, однако грустно слышать столь авторитетные утверждения, будто круглая тень Земли на Луне доказывает округлость Земли, в то время как имеется много сообщений об угловатой тени, и в то время как, будь Земля кубом, её прямые грани отбрасывали бы на шарообразную Луну закруглённую тень".

Он сомневался и в правдивости научных данных о расстоянии между нашей планетой и Луной, восклицая: "На вычисления удалённости звёзд и планет извели тонны бумаги. Но среди всего сказанного и написанного я не нашёл более обоснованного высказывания, чем предположение мистера Шоу о том, что до Луны 37 миль".

Кеплер, а уж тем паче, более современные астрономы авторитетами для Форта явно не являлись. Он предпочитал представлять себе Вселенную в соответствии с построениями жившего в XVI веке астронома Тихо Браге и средневековых мыслителей. Разумеется, что-то добавляя и от себя: "Эта якобы Солнечная система - как заключённый в яйцо организм, отгороженный скорлупой от внешнего света и жизни; эта неподвижная Земля в центре - его ядро; вокруг вращается скорлупа, и звёзды в ней - поры или функциональные каналы, через которые впрыскивается вещество - говорят, "метеоритное", но возможно электрическое; а туманности в нём - полупрозрачные заплаты, и многочисленные тёмные области - непрозрачная структурированная материя - и до звёзд не триллионы и даже не миллионы миль - и пропорционально уменьшаются все внутренние расстояния, так что до планет уже не миллионы и даже не сотни тысяч миль".

Дождь из динозавров

Форт утверждал, что где-то в атмосфере Земли есть плотный и малоподвижный слой, в котором существует участок с теми же самыми формами жизни, что и на поверхности нашей планеты. Он называл этот участок Генезистриной или "Надсаргассовым морем", предполагая в одном из своих произведений, что "первый одноклеточный организм мог попасть сюда с Генезистрины - а, может быть, люди или антропоморфные существа попали сюда раньше, чем амёбы. Очевидно, на Генезистрине существует эволюция, выразимая в обычных биологических терминах, однако эволюция на Земле - подобно развитию современной цивилизации в Японии - была возбуждена внешними влияниями; и вся земная эволюция была процессом заселения Земли с помощью иммиграции или бомбардировки". Именно из этой таинственной области на нашу планету порой проливаются дожди из рыбок, монеток или лягушек. Форт даже не исключал возможности того, что кладбища динозавров или мамонтов имеют своё происхождение со всё той же Генезистрины. Динозавры, вполне вероятно, никогда не жили на этой Земли, но выпали дождём, подобно тем же рыбкам. Ведь драконы тоже прилетают с неведомых земель в небесах.

Собирая свой "заповедник невероятных совпадений", Форт пытался систематизировать данные, которые мы сейчас непременно бы рассредоточили по разным областям научных и околонаучных знаний. Ибо хорошо знаем, что когда речь идёт о движении планет или яркости звёзд, то сие есть астрономия, а когда речь заходит о таинственных огнях, проплывающих над верхушками деревьев, то это уже уфология. Во времена Чарльза Гоя Форта столь чёткого разграничения знаний не существовало, и в итоге у него получалась весьма причудливая смесь, в которой с астрономией могла соседствовать даже не то что уфология, но и сведения о миражах или обнаружении досужими зеваками следов ног неведомого животного где-нибудь в Девоншире. Переходя к выводам и обобщениям, Форт и вовсе уж уходил в области, близкие к религиозным.

Исследуя и систематизируя факты, "проклятые" наукой, Чарльз Форт пришёл к выводу, что в нашем мире нет ничего полностью реального. Но нет и ничего нереального, поскольку весь этот мир - всего лишь промежуток между Абсолютной Реальностью (Всеобщим) и Абсолютной Нереальностью (Ничто)...

Виктор БУМАГИН

#радуга#бумагин#совпадение#заповедник

cnНА ГЛАВНУЮcnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru