Радуга+Задайте свой вопрос

Радуга+клуб знакомств

Радуга+Написать письмо

Радуга+Подписка

В контактеВступайте в группу, оставляйте свои комментарии

Дорчжэ Цонгпо - первый космонавт планеты

Дорчжэ Цонгпо - первый космонавт планетыХолодный ветер высокогорья, набегающий резкими порывами, трепал жёсткие волосы на голове Дорчжэ. Тот щурил свои раскосые глаза и улыбался в предвкушении великого события. Улыбались и столпившиеся вокруг него люди. "Дорчжэ, чего бы ты больше всего хотел перед полётом?" - спросил его лорд Бэлтчер. Ответ можно было предвидеть: "Пиалу зелёного чая". Лорд сделал едва уловимый знак рукой, и к группе людей, стоящих близ удерживающих ракету в вертикальном положении ферм, подошли два тибетских монаха. Один из красивого расписного чайника церемонно налил испускающий пар напиток в не менее красивую пиалу, которую второй держал в своих руках. После его учтивого поклона пиала перекочевала в руки Дорчжэ, и он стал маленькими глоточками отхлёбывать чай. Когда с чаепитием было покончено, Дорчжэ Цонгпо крепко пожал руки лорду Бэлтчеру и инженеру Курту Цвингмейеру, раскланялся с монахами, вежливо улыбнулся остальным и, взяв под мышку подаренную далай-ламой мохнатую тибетскую собачонку, которая при особых обстоятельствах умеет превращаться во льва, зашагал по вмонтированной в ферменные конструкции лестнице вверх.

Открытый лифт вознёс его к самой верхушке ракеты. Когда Дорчжэ уселся в кресло, ассистенты герметично задраили люк спускаемого аппарата и закрепили поверх него сдвижной лист головного обтекателя. Прошло ещё около получаса. Из бункера, где находились технические специалисты и руководители полёта, поступил запрос об окончательной готовности. Дорчжэ размеренно произнёс: "Самочувствие нормальное... Показания приборов нормальные... Я жду... Пусть небо разверзнется надо мной". И тогда инженер Цвингмейер, стряхнув набежавшую слезу, нажал на заветную кнопку. Окутанная клубами пламени, ракета медленно приподнялась над стартовым комплексом, а затем, стремительно набирая скорость, свечой унеслась в небесные выси. Совершив три витка вокруг планеты, 28 апреля 1950 года Цонгпо в спускаемом аппарате, пройдя сквозь плотные слои атмосферы, приземлился на одном из плоскогорий Тибета...

Право, не знаю с чего начать эту странную историю, в которую трудно поверить. Возможно, с того, что сэр Джонатан, лорд Бэлтчер, отправил своего сына Джеймса на фронты Второй Мировой войны. Закончив разведшколу, Джеймс в составе разведывательно-диверсионной группы весной 1942 года был заброшен на континент, где должен был взаимодействовать с партизанами "Свободной Франции". Первое же задание стало для него последним. Лорд Бэлтчер уже отчаялся дождаться хоть каких-нибудь вестей о сыне, когда летом 1944 года получил письмо из Китая. Оно было написано почерком Джеймса и содержало приглашение как можно быстрее посетить Поднебесную, а также туманный намёк, что в Тибете его может ждать интересная работа. Поразмыслив, лорд оставил на попечение прислуги поместье, лошадей, 48 котов, кошек и котят, после чего отправился навстречу неизвестности.

В Шанхае Джонатана Бэлтчера встретили два энергичных европейца. Один из них оказался англичанином, а второй - немцем. Они переправили лорда в Тибет. Там на некой сверхсекретной базе он и встретил своего сына. Джеймс, к его удивлению, был одет в форму офицера СС, а середину лба постоянно закрывал кусочком лейкопластыря или специальной повязкой. Делал он это для того, чтобы скрыть странный рубец. Как выяснилось, в ходе выполнения задания во Франции, отряд Джеймса угодил в устроенную немцами засаду. Выжили немногие, да и те попали в плен. Бэлтчер-младший был этапирован в концлагерь. Там его сначала осмотрел жутковатого обличия доктор, который долго делал ему замеры черепа с помощью малопонятных инструментов, при этом с трудом скрывая радость. Через некоторое время доктор и вчерашний диверсант встретились с неким одетым в зелёные перчатки тибетцем. Все трое беседовали на английском языке и пили кофе со всевозможными сладостями. Что столь резко констрастировало с окружавшими их кошмарами. Доктору и тибетцу удалось уговорить Бэлтчера-младшего, по их словам предрасположенного к паранормальным способностям, согласиться на особую операцию, которая позволит этим способностям проявиться в полной мере. Речь, собственно, шла об открытии "третьего глаза". Альтернативой согласию была медленная смерть в лагерном аду.

После операции способности действительно открылись. Причём они сводились не только к ясновидению и умению видеть разноцветную человеческую ауру. Джеймс был переправлен на Тибет. Там он оказался среди немцев и тибетцев, обитавших на скрытой в толще гор базе. Построена она была на основе системы тоннелей и подземных помещений, возраст которых исчислялся сотнями тысяч, а то и миллионами лет, и которые имели явно искусственное происхождение. Там работала группа немецких инженеров, в задачу которых входило проектирование ракеты, способной вывести на околоземную орбиту космический корабль. Здесь они были вдали от ужасов войны и могли трудиться в спокойной атмосфере. Рядом пребывала группа антропологов и оккультистов. Помимо того, на базе находилась охрана из немцев и тибетцев, одетых в форму СС, а также несколько русских и англичан, наверняка причастных к спецслужбам и ведших двойную игру. Впрочем, они были нужны немцам для своих игр.

Когда война для Германии явно окрасилась в цвета поражения, было решено, что база будет продолжать действовать, каким бы ни оказался её исход. Ибо рано или поздно на смену Третьему Рейху придёт Четвёртый. И здесь то базе потребовался Бэлтчер-старший. Немцы были осведомлены, что он является не только лордом и высокопоставленным масоном шотландского обряда, но и близок к некому чрезвычайно законспирированному политическому обществу, подчинённому британскому королевскому двору. У этого общества свои люди были и за океаном, и в континентальной Европе, и даже в СССР. Лорд имел экономическое образование и в молодые годы занимался рискованными операциями, в которых использовались подставные люди, фирмы и счета, а производители порой не знали, для чего в конечном итоге будет использован выпущенный ими товар. Когда-то это позволило Джонатану Бэлтчеру приумножить доставшееся от предков состояние, а теперь этот его талант становился столь необходимым для будущего базы.

Обо всём этом Джеймс и рассказал отцу в первой же беседе. После чего лорд беседовал с грезившим космическими полётами Куртом Цвингмейером, куратором базы по линии СС, неким тибетцем в зелёных перчатках, восхищавшимся способностями Джеймса и продемонстрировавшего кое-что из того, что умеет сам, а также рядом менее значимых людей. Джонатану Бэлтчеру была отнюдь не чужда идея превосходства белой расы, он интересовался оккультными проблемами и любил читать фантастические произведения, в том числе и о полётах в космос. Кроме того, он был уверен, что пушистые любимцы на родине находятся под надёжной опёкой, а вот останутся ли в живых он и Джеймс в случае отказа - это вызывало у него сильные сомнения. Лорд был убеждён и в том, что время будет работать на него и на Великобританию. Поэтому, тщательно взвесив все "за" и "против", он дал согласие на сотрудничество.

В конечном итоге полёт состоялся благодаря инженерным талантам Курта Цвингмейера и его команды, а также иного рода талантам Джонатана Бэлтчера и ряда тесно взаимодействовавших с ним людей. Для космодрома была выбрана обширная, почти идеально гладкая площадка, расположенная в нескольких десятках километров от базы. Местные жители считали площадку и находившиеся близ неё руины порождением демонов, но немецкие инженеры и другие европейцы были склонны связывать её появление с деятельностью некой чудовищно древней цивилизации, обладавшей развитыми технологиями. Комплектующие для ракет завозились из разных стран. Электроника для блока управления приобреталась в США и Великобритании, сталь для силовых конструкций и обшивки - в Бельгии, Люксембурге и Германии, топливные компоненты - в Италии и, как ни странно, СССР. Многие детали были изготовлены на самой базе, а некоторые - в столь удалённых друг от друга странах как Аргентина, Франция и ЮАР. Строительные же материалы для зданий космодрома доставлялись из Китая и даже Индии. Окончательный монтаж ракет осуществлялся в ангаре на краю космодрома.

Нельзя сказать, что в мире ничего не подозревали о происходящем. Кое-что знал тогда ещё совсем юный далай-лама. Кое-что было известно кругам, близким к британскому королевскому двору и Интеллидженс Сервис. В Советском Союзе кое-что знали Иосиф Виссарионович Сталин и Анастас Иванович Микоян, но вряд ли говорили друг с другом об этом. Ибо знание приходило из разных источников. Сталину - по линии партийной разведки, чей сотрудник был внедрён на базу, а Микояну - по линии того самого чрезвычайно законспирированного британского политического общества. То, что от космического проекта в конечном итоге были отстранены люди в зелёных перчатках, стало заслугой юного далай-ламы и его ближайшего окружения. Он считал, что идущие по полному ужасов и кошмаров духовному пути дуг-па способны лишь умножать страдания на нашей бренной Земле. Что уж говорить об их прорыве в тонкие небесные сферы. Впрочем, на умонастроения далай-ламы изредка влиял некий советский человек, работавший сразу на ГРУ и на партийную разведку. Встречаясь, они в изобилии пили зелёный чай и задушевно беседовали. О Будде и буддизме, о Ленине и ленинизме, о Рерихе и изобразительном искусстве, о крушении мировой системы империализма и колониализма, о праве порабощённых народов на самоопределение и просто о борьбе добра и зла. После чего, ложась спать, советский человек с наслаждением вдыхал вплывающий в окно кристально чистый воздух Тибета, нежно потирал указательным пальцем удостоверение работника Министерства культуры, а затем по-православному осенял себя крестным знамением, тихо молился и засыпал безмятежным сном.

Всего с 1948 по 1950 годы с базы было проведено семь пробных запусков. Проектируемая как дальнейшее развитие нацистской А-9/А-10, ракета Цвингмейера сначала летала по суборбитальным траекториям, а затем выбрасывала на околоземную орбиту массивные чугунные "чушки". Чем ближе было к запуску в космос аппарата с человеком на борту, тем больше немецкие инженеры склонялись к мысли, что лететь туда должен не эсесовец с базы и не зловещий человек в зелёных перчатках, а простой сын гостеприимной тибетской земли. Военный куратор базы по линии СС тоже с годами всё меньше говорил о заветах фюрера и грядущем Четвёртом Рейхе. И однажды Цвингмейер убедил его подобрать космонавта среди коренных тибетцев. Изучив собранные агентурой данные, куратор остановил свой выбор на человеке по имени Дорчжэ Цонгпо, который одно время был лётчиком-истребителем гоминьдановских ВВС, а затем, устав от братоубийственной войны, решил вернуться к мирному крестьянскому труду. Выбор оказался верным. Дорчжэ отличался отменным здоровьем. Он мог выдержать любые перегрузки, пилотировать же аппарат не было нужды. Всё должна была сделать автоматика.

Свои нюансы в предстоящую космическую миссию внёс и далай-лама. Он захотел, чтобы полёт послужил делу укрепления мира во всём мире. Для этого на орбите нужно было разбросать три тысячи маленьких картонных кружочков с изображением мандалы и читать в космическом пространстве определённые молитвы. Конструкторы смонтировали на аппарате несколько трубочек, в которых были вложены кружочки с мандалой. С помощью поршней и пороховых зарядов мандалы выстреливались из трубочек словно конфетти. А космонавт Дорчже Цонгпо принялся учить наизусть необходимые молитвы. Которые он и прочитал во время своих трёх исторических витков вокруг Земли.

Миссия свершилась. Первоначально запуск хотели приурочить к очередному дню рождения фюрера, но мелкие технические неполадки не позволили сделать всё в срок. И уже после полёта в действие пришли могущественные силы. Интеллидженс Сервис по своим каналам поставила в известность руководство базы о том, что Китай планирует массированное вторжение в Тибет, а также о том, что Стратегическое Авиационное Командование ВВС США готовит большую бомбардировку базы, преследуя при этом две цели. Во-первых, не дать возможность нацистам нанести ядерный удар по территории США и Западной Европы, если они вдруг того возжелают, и, во-вторых, предотвратить утечку в Китай самых передовых ракетных технологий. При этом британцы великодушно намекнули, что могут навести мосты между немецкими инженерами и своими коллегами из американских спецслужб. Дабы конструкторы и в дальнейшем имели возможность заниматься любимым делом: проектированием ракет и освоением космического пространства. Поговаривают, спустя всего полгода, Курт Цвингмейер уже под другим именем "всплыл" в США. Он был рад работать вместе с великим ракетчиком Вернером фон Брауном, который со временем задействовал "тибетца" в своих лунных разработках. Гражданами США стали и добрых два десятка подчинённых Курта. Других ОДЕССА вывезла в Латинскую Америку. Туда же переправили и часть охранников. Оставшиеся подались в "дикие гуси".

Дорчжэ Цонгпо оказались в Аргентине. Дорчжэ боялся, что коммунисты расстреляют его как бывшего гоминьдановского пилота. Немцы и британцы остерегались того же, как, впрочем, и любой огласки истории с первым космонавтом планеты. Особенно огласка этой истории была невыгодна для США и СССР. Обе сверхдержавы на тот момент стремились завоевать приоритет в освоении космического пространства и обзавестись межконтинентальными баллистическими ракетами. В этой гонке за первенство пощады не было никому.

Судьба распорядилась так, что первый искусственный спутник Земли (4 октября 1957 года) и первый официальный космонавт (12 апреля 1961 года) стали советскими. "Тибетское наследие" США не помогло. К тому времени, когда Цвингмейер и его люди оказались в Штатах, там уже сложились свои конструкторские школы, свои приоритеты и устоявшиеся авторитеты. Сверхсекретная научно-техническая комиссия сочла проект Курта весьма далёким от совершенства. К тому же переправленный за океан отчёт Интеллидженс Сервис убедительно доказывал, что далеко не все запуски ракет "тибетца" были успешными. Не лучшего мнения о его проекте был и великий советский ракетчик Сергей Павлович Королёв. Партийная разведка и ГРУ составили свой отчёт по тибетской базе и ракетам Цвингмейера и передали его Анастасу Ивановичу, которому Хозяин на некоторое время поручил опекать данный сектор. Товарищ Микоян пригласил Сергея Павловича на свою подмосковную дачу, где и вручил ему сей увесистый документ. Ознакомившись с его содержанием, Королёв сказал, что некоторые идеи Цвингмейера и его коллег весьма любопытны, но в целом проект вряд ли можно назвать удачным. Что очень убедительно через несколько дней повторил на совершенно секретном закрытом заседании партийного и военного руководства СССР. Заседании, о котором молчать были обязаны все.

Предпочитал молчать и далай-лама. Он понимал, что для Тибета наступают нелёгкие времена. Впрочем, он всегда глубоко осознавал суетность всего сущего и начинавшейся космической гонки в том числе. Для него гораздо важнее было то, что миссия Цонгпо улучшила ауру планеты. Действительно, в ближайшие 20-30 лет по всей Земле наблюдались могучий подъём и единение угнетённых народов в деле борьбы против мировой системы империализма и колониализма. Советский Союз при этом обзавелся множеством новых друзей. Таких как Абдель Гамаль Насер, Фидель Кастро Рус, Мобуту Сесе Секо Ку-Ку Нгвенду Ва-За Банга и им подобные. Самому же юному далай-ламе пришлось бежать в Индию. В этом ему помогли сотрудники ЦРУ. Но трудно сказать с чего началась подготовка американской операции по эвакуации далай-ламы: с донесений собственной агентуры или с сигнала извне. Ведь советский человек с удостоверением сотрудника Министерства культуры спал безмятежно лишь тогда, когда чувствовал, что его совесть абсолютно чиста. Причём, мерилом совести для него были не только партия и правительство, но и кто-то стоящий неизмеримо выше, над страной, над планетой и над всей Вселенной с самого момента её зарождения. Партийная разведка унаследовала его от имперских разведывательных служб царской России. Он привык служить Богу, Царю и Отечеству. И, если Царю замена нашлась, то Бог и Отечество остались прежние. А судьба юного далай-ламы была ему небезразлична.

Уходя, немцы взорвали основные сооружения базы и космодрома, не забыв при этом сжечь архивы и документацию. А когда китайцы начали широкомасштабное вторжение в Тибет, две эскадрильи бомбардировщиков B-36 "Конкурриор" САК ВВС США трижды нанесли удары по космодрому, обрушив на него град бомб. Также несколько 10-тонных бомб были сброшены на гору, скрывающую под собой базу, что вызвало там ряд обвалов. Поэтому, когда китайский спецназ в собачьих треухах ворвался на космодром и базу, поживиться там было особенно нечем.

Что же касается лорда Бэлтчера, то он предпочёл поселиться в Австралии. Там он открыл несколько небольших производств, обеспечивших ему безбедное существование. Джеймс Бэлтчер какое-то время жил вместе с отцом, а затем перебрался в ЮАР. Оттуда он путешествовал по всей Африке, где с большим интересом занимался изучением магических методик африканских колдунов. При этом заказчиками некоторых его исследований выступали столь колоритные научные центры, как Стэнфорд и Тависток. Исследования в Африке во многом были продолжением тех, которым он посвящал себя на Тибете. Только это уже совсем другая история. Сейчас же, пока столь близок первый день апреля, тот заветный день, когда в садах и огородах пышным цветом расцветает развесистая клюква, а на горе раки заходятся заливистым свистом, приходится довольствоваться этой.

Виктор БУМАГИН

#радуга#бумагин#космонавт#тибет

cnНА ГЛАВНУЮcnГАЗЕТА РАДУГАcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru