Найдите в себе искру любви, или как преодолеть отчаяние.

Найдите в себе искру любви, или как преодолеть отчаяние.Минувший век ознаменовался настоящей эпидемией самоубийств. Никогда - не в бунташном семнадцатом веке, не в развратном восемнадцатом, не в девятнадцатом, впервые породившем проблему отчуждения человека от мира и сознания от действительности - человек не совершал рокового шага с такой чудовищной легкостью, никогда с такой злобой и презрением не швырял в лицо Создателю жизнь - Его подарок. Самоубийства забеременевших гимназисток и проигравшихся в карты гусарских поручиков были способом бегства от проблемы, но, по крайней мере, не отрицанием жизни вообще. Спасая честь мундира (и губя свою бессмертную душу), оскандалившийся отпрыск аристократической фамилии хотя бы не возводил свой поступок в принцип, а себя - на пьедестал героя-богоборца. А что же мы видим в два-дцатом веке? Во-первых, русская литература продолжает начатое Достоевским формирование положительного образа самоубийцы. Акт самоуничтожения, о котором так многословно и завлекательно рассуждают (а часто и совершают его) герои Достоевского - Свидригайлов, Иван Карамазов, Корф, Ставрогин, Смердяков и другие, - литераторами двадцатого века - и великими, и второстепенными - пропагандируется как панацея от всех бед.

Потребителей массовой культуры - в основном молодежь - набеленный и набриолиненный Вертинский, грассируя, уговаривает: "Лучше шейку свою затяните потуже горжеточкой и ступайте туда, где никто вас не спросит, кто вы". Публику с более взыскательным вкусом обрабатывает Цветаева: "Пора, пора, пора Творцу вернуть билет!" Смертью Иуды - в петле - кончают жизнь и эта великая поэтесса, и Есенин; стреляется Маяковский.

Мне могут возразить, что к этому их вынудил тоталитарный режим. Отлично, а как насчет их современников - Ахматовой, например? Кто осмелится утверждать, что гибель первого, затем второго мужа, арест сына, нищета, злобные выпады критики, выпавшие ей на долю, причиняли ей меньше страданий, чем той же Цветаевой? Нет, дело в духовной силе личности, в том, что она выбирает: Бога или дьявола, преодоление бремени бытия или его отрицание.

В конце двадцатых годов производит фурор пьеса Н. Эрдмана "Самоубийца", сюжет которой построен на том, что намерение главного героя покончить с собой вызывает общественное одобрение. Опять-таки можно сослаться на политическую ситуацию в стране, но ведь в конце концов инстинкт самосохранения сильнее политических убеждений, и никаким всемирно- историческим катаклизмам не удается заглушить его до конца. К тому же манифест экзистенциализма - книга К. Ясперса "Духовная ситуация эпохи" - была написана не в России, а в относительно благополучной Европе.

Впоследствии французские экзистенциалисты Камю и Сартр, подхватив идею "онтологического страха" (чувства пустоты, бесцельности существования личности в иррациональном, непознаваемом и в неморальном мире), сформулированную Ясперсом, пришли к идее самоубийства как акту свободы, вызова человека Творцу. Впрочем, Творца-то в концепции экзистенциализма как раз и нет, как нет ничего, никаких безусловных ценностей за пределами человеческого "я". Это уже качественно иное явление культуры по сравнению со "Страданиями юного Вертера", где молодой человек ищет в самоубийстве спасение от несчастной любви. Вертер не прав, но герой Камю, проповедующий отчаяние и абсурдность мира, - преступен! Стоит ли удивляться, что наши современники стреляются, травятся, вешаются и выбрасываются из окон в ответ на любое неблагоприятное стечение обстоятельств от элементарного безденежья до несчастной любви?! Вдумайтесь только: многим легче прыгнуть из окна в обиде на мир, не подготовившийся должным образом к их появлению на свет, чем приложить какие-то усилия к решению возникшей проблемы. А зачем, если Бога нет, любви нет. Земля - клоака, люди - сволочи? Все равно ведь рано или поздно обманут, предадут, замучают и поставят перед лицом хаоса на земле и пустого неба, где летают одни самолеты.

В этом корень проблемы - в пустом небе, в неверии, а вовсе не в политике. Много ли самоубийств было при Грозном? Я в свое время интересовалась этой эпохой и могу припомнить лишь один безусловно прискорбный случай - самоубийство нескольких московских боярынь, которых опричники похитили и обесчестили. Страдания подданных бесноватого царя были неописуемы, но люди верили в Бога, в Его милосердие и промысел. С верой в душе любые страдания - как физические, так и моральные - преодолимы. Помню, в детстве меня, тогда еще правоверную пионерку-атеист-ку, потряс до глубины души рассказ о лишенном рук и ног иконописце-инвалиде, который рисовал, зажав кисти зубами. Вот она, сила духа!..

Позднее, уже в студенческие годы, я столкнулась с феноменом экзистенциализма в действии: застрелилась девушка из параллельной группы, оставив предсмертную записку - мол, ухожу из жизни, которая хороша только для гениев и мерзавцев. Для мерзавцев - потому, что это их родная стихия, для гениев - потому, что они живут в мире грез и им все равно. Не знаю, что послужило поводом, но причина лежит на поверхности: несчастная девушка сломалась на неизбежном для каждого мыслящего существа крушении детских иллюзий.

Обнаружив, что этот мир, увы, далек от совершенства, она не смогла пережить разочарования, потому что единственного, что не разочарует, - веры в Христа, - в ее серд-це не оказалось. Человек так устроен, что ищет опоры в незыблемых ценностях, тем мучительнее осознание того, что эти ценности ложны. Политические убеждения, межличностные отношения, моральные ценности, патриотизм - все это относительно, не абсолютно. Абсолютно лишь бытие Всеблагого и Всевышнего Отца, в лоно которого все мы возвратимся в конце времен. Только вера дает человеку силы не просто вытерпеть жизнь, волоча ее как ненужное бремя, а превратить свой жизненный путь в героическую повесть или поэму о любви, побеждающей смерть.

Но вера - своего рода талант, с религиозным складом души нужно родиться, как с физической красотой или абсолютным слухом. Как же быть тем, кому в этом смысле не повезло? Может быть, их на краю пропасти удержит осознание того, какие бедствия и несчастья их поступок принесет близким. Когда кто-то просит меня сделать расклад на рунах и выпадает перевернутая руна "Одаль", символизирующая катастрофическое отягощение родовой кармы, я спрашиваю: "Среди ближайших родственников были самоубийцы?" "Откуда вы знаете?" - вскидывается собеседник. И начинается перечисление несчастий: брат повесился, муж ушел, сына зверски избили ни за что ни про что, на работе конфликты, денег нет, в доме завелся полтергейст... Вот только два примера того, как самоубийство родственника пустило под откос целую семью.

Отец Игоря повесился совсем молодым; в том же возрасте тем же способом покончил с собой и Игорь. Его вдову Марину с тех пор никто не видел трезвой. Ребенок часто болеет. Анатолий повесился, выйдя из тюрьмы, куда попал глупо и случайно. Причиной послужило то, что в заключении юноша пристрастился к опиуму и не нашел в себе сил "завязать". После его смерти старший брат без видимых причин запил и постепенно стал алкоголиком, второй брат утонул при загадочных обстоятельствах, осиротив двоих детей (ему проломили голову веслом и бросили в воду). Сын сестры попал в тюрьму за наркотики и мелкую кражу.

Список можно продолжать до бесконечности. Самоубийца не только ввергает собственную душу в ад, он калечит судьбы сестер и братьев, супруга, детей, еще не родившихся внуков и племянников. Каждая семья, где есть самоубийца, превращается в проклятый дом Атридов. Человек, решивший свести счеты с жизнью, кто бы ты ни был - подросток, переживающий первую драму любви и предательства, или старик, уставший считать копейки и чувствовать себя обузой для близких, - остановись! Не имеет значения, юное или дряхлое тело ты предаешь тлению, твоей душе - тысячи лет. Неужели все, накопленное ею за целую пропасть времен, тебе не жаль принести в жертву минутному приступу меланхолии?!

Посмертие самоубийц ужасно, и категоричность церкви в этом вопросе вполне понятна и оправдана. Во-первых, нет худшего богохульства, чем самоуничтожение: это не только отказ от реализации Божественного Плана своей судьбы, но и оскорбление Создателя.

Каждый из нас сочтет себя оскорбленным, если тщательно выбранный, поднесенный с любовью подарок ему вернут с презрительной усмешкой. Жизнь - поистине Божественный дар, Земля - восхитительное место, где мы познаем себя, любим, наслаждаемся красотой природы и творениями рук и мыслей наших предшественников. Отвергать этот дар - чудовищная неблагодарность. К тому же Господь как любящий Отец испытывает нас, и пережитые страдания преобразуются в бесценный опыт, награждающий за все.

Порасспросите ради любопытства людей, проживших бурную, полную риска и потрясений жизнь: ни один из них не променял бы ее на размеренное благополучное существование. Преодолевая испытания, познаешь гармонию бытия на качественно ином уровне, немыслимом для того, кто всю жизнь отсиживался "за кремовыми шторами". Никто из великих, за исключением, пожалуй, Иммануила Канта, не мог похвастаться обывательским благополучием, и это отнюдь не случайно: "тяжкий млат, дробя стекло, кует булат". Мужественно преодолев "черный" период, вы будете вознаграждены ослепительным успехом.

Но это - завтра, а как пережить сегодняшний ужас и отчаяние? Существует абсолютно надежный, проверенный временем способ бороться с бедой: найти того, кому еще тяжелее, и попытаться хоть чуть-чуть облегчить его ношу. Неважно, кто это - ребенок-инвалид, нищий пенсионер из соседней квартиры, безработная подруга или брошенный пес, - в любом случае искра любви, которую вы отыскали в своем сердце, согреет вас самих. Человек, который нужен хотя бы одному живому существу на Земле, живет не напрасно. Не так ли?

В заключение хочу привести молитву святого старца Льва Оптинского о самоубийцах. Она поможет тем, у кого, к несчастью, в семье кто-то наложил на себя руки:

Взыщи, Господи, погибшую душу раба Твоего (имя),

Аще возможно есть, помилуй. Неисследимы судьбы Твои, не постави мне во грех

Молитвы сей моей, но да будет святая воля Твоя...

Елена ЦЫГАНОВА, г.Самара

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru