Планета Зелта

Планета Зелта

Я заметалась по комнате и неожиданно интуитивно почувствовала, что меня здесь нет. Состояние было похоже на то, какое бывает при выходе в астрал - ощущение, что вижу свою оболочку, но внутри меня как бы пусто. Я выходила в астрал и раньше, чувствуя при этом бесконечное блаженство. Но тут ощущение было неприятным.

Я не летела, а неслась, не успевая разглядеть, что мелькало перед моим лицом. Кроме того, жутко нервничала. Мое тело неслось в пространстве головой вперед, наклонившись под углом в 60 градусов к Земле. Руки вдоль туловища. В организме ощущалась тяжесть такая, как бывает при перегрузках у сидящего в кресле самолета при взлете или торможении после посадки. Ко всему этому примешивалась легкая тошнота.

Начала тихонько приходить в себя. Моя физическая оболочка была на месте, а вот энергетическая (мой двойник) насильно была с меня снята. Мой астрал несся неизвестно куда. Движение неожиданно прекратилось, и я оказалась в замкнутом пространстве. Подъем длился 20-25 минут.

Тусклый желтовато-красный свет залил комнату без окон и дверей, в которой я оказалась. Через 30 секунд увидела, что сижу на диване уже в другой комнате. Комната была в виде сектора, приблизительно 30 кв. метров, стены, пол и потолок - белые. В глаза бил яркий свет. Диван был коричневого цвета, покрыт чем-то вроде искусственной кожи, довольно удобный, но без подлокотников. Здесь уже не было серебристо-белых цветов - цветов перехода от одной цивилизации к другой. Были красные, желтые, коричневые и дневной. Комната поразила отсутствием мебели. Стены, пол и потолок гладкие. Передо мной все время спиной ко мне сидели мужчина и женщина.

Они изучали (я это чувствовала) мою анатомию, сидя спиной ко мне. Работали на каких-то аппаратах, весьма похожих на компьютеры с очень низкими вытянутыми экранами и массой кнопок. "Компьютеры" были встроены в длинный стол размером во всю противоположную стену. Кроме двух "компьютеров" стена более не была ничем заставлена.

Сидим мы в полном молчании, ничего вроде не происходит. В этом рабочем отсеке я просидела минуты три. Затем изображение комнаты исчезло, я начала опускаться - не на другой этаж на лифте, а к себе на Землю. Летела пулей сверху вниз под тем же углом, только теперь уже не головой вперед, а ногами. Спуск составлял всего 20-30 секунд. Приземлилась. Меня бил озноб. Я простудилась. Только к утру следующего дня осознала, где побывала.

Через неделю наша встреча состоялась. Женщина представилась Литой, а мужчина - Эолом. Мы легко поднялись и полетели по бесконечному пространству. Эол держал меня за руку, хотя летел немного позади меня, а я его тянула. Но, тем не менее, направление движения задавал он. На вопрос, почему он перемещается медленнее меня, Эол ответил, что его энергоемкость больше моей и диапазон собственной частоты колебаний его биополя значительно выше, поэтому на него больше, чем на меня, действует притяжение планет, Солнца, Галактики и Вселенной.

Мы подлетели к планете. "Это Плутон", - сказал Эол. Я огляделась вокруг. Светло, как на Земле. Кругом пусто. Коричневато-серая почва. Ничего особенного. Осмотр планеты завершился очень быстро. Кроме пустого пространства, я ничего не заметила. Меня удивило, что мы начали с Плутона и летели не к Солнцу, а от него.

...Один толчок ногами, и мы снова взлетели. Очутившись на Нептуне, коснувшись ногами планеты, я вдруг поняла, что планета живая. И Плутон тоже был живой! При касании планеты ощущение было такое, будто подходишь к живому человеку. Я просто отметила это про себя и пока остановилась в размышлениях. На Нептуне были жиденькие облачка и кое-где поблескивали водоемы.

На Уране мы не были. Эол сказал, что мне там не понравится. Почему - я не стала уточнять. Полетели к Сатурну. Эол решил, что мы туда не полетим: "Если неправильно прицелимся для прыжка, какой-нибудь метеорит попадет в твой фантом, и прогулка наша прервется". Я все-таки настояла и упросила Эола полететь на Сатурн.

"Присатурнились" очень мягко, но посадка была длительной по времени. На Сатурне мы пробыли секунды две или три. Я успела рассмотреть кольцо метеоритов. С Сатурна оно не смотрится таким светящимся и цельным, каким виделось при нашем подлете. Летели разной формы метеоритные глыбы. Картина не вдохновляла. Я была откровенно разочарована. Далее наш путь лежал на Венеру.

Почва Венеры отличалась по цвету. Красновато-коричневый грунт не производил такого тягостного впечатления, как поверхность других планет.

Когда я коснулась ногами планеты, меня охватило легкое сексуальное возбуждение. Это было неожиданно. Я вторично почувствовала, что планета - живое существо. После чего по известной причине закомплексовала и предложила Эолу двигаться дальше.

Затем был Меркурий. Почва на Меркурии была самая темная, имела насыщенный коричневый цвет. Живых существ я тоже не встретила, за исключением самой планеты. Мы еще только подлетали к Меркурию, а я уже ждала этого впечатления. Ждала встречи с планетой, как с человеком. Позже, когда я передала свои ощущения Эолу, он сказал: "Для того мы с тобой по планетам и летали".

Побывать на нескольких планетах оказалось достаточно, чтобы понять, что они живые. После этого вояжа я по-другому стала относиться к древнегреческой и древнеримской мифологиям, к их божествам и прочим существам. Они действительно существуют, только в нашем сознании они обрели вид различных аллегорий, чтобы люди на своем пока примитивном уровне могли все это переварить.

С Меркурия полетели дальше. Куда мы направлялись, я ответить не могла. Резко и неожиданно приблизилась небольшая планета размером с Луну. Мы опустились перед двухэтажным строением длиной метров двадцать и высотой двенадцать-тринадцать метров. С огромными прямоугольными окнами по четыре метра в высоту и два - в ширину. Прямоугольная плоская крыша.

Это был дом Эола и Литы. Перед домом почти круглое озеро - голубое зеркало. Ряби на его поверхности нет. Вокруг озера густая растительность очень насыщенного зеленого цвета. Я осмотрела два основных типа растительности: "кустарник" - очень плотная зеленая, яркая густая губка по типу нашего мха, достигающая в высоту 1,5-2 метра, "деревья" - трубчатые растения с толстыми, торчащими в разные стороны венчиками без листьев, 3-5 метров в высоту.

Фасад дома Эола выходил на озеро. У торца расположена входная дверь - огромная, в ширину два метра и высоту около пяти, двустворчатая. Эол пригласил меня войти. По дому мы оба не перемещались фантомно, а шагали. Сразу за дверями оказалась гостиная очень больших размеров. В стене направо - два окна. В стене напротив - одностворчатая дверь. Налево в стене - еще одна дверь. Комната желто-коричневая, посреди комнаты стоит низенький стол, изготовленный из материала, похожего на дерево. Поверхность гладкая, с орнаментом. Орнамент незнакомый, и передать или описать его достаточно трудно. Спиной к столу стоит диван. Напротив дивана - другой. Оба без подлокотников. Больше в огромной комнате нет ничего.

Я спросила: "Зачем тебе такой большой дом?" "А зачем мне меньше?" - был ответ. Эол предложил осмотреть дом. Дверь напротив вела на наружную лестницу, поднимавшуюся вдоль стены. Мы взошли по ней на второй этаж. Там оказалась спальня - огромная комната с кроватью, и больше ничего. Спальня - сине-голубая. Из спальни - дверь направо. Туда меня не приглашали. В стене спальни было два окна на теневую сторону дома. Меня все время мучил вопрос: "Где мебель?" Гладкие стены, пол и потолок, никаких излишеств.

Эол предложил осмотреть светильники в гостиной. Мы вновь спустились по наружной лестнице в гостиную. По всей комнате - хрустальные на вид пирамидки с четырехугольным основанием примерно 7 на 7 см. Основанием они крепились к стене с интервалом в два метра на высоте приблизительно метр двадцать. Эол подвел меня к одному из светильников, снял хрустальную пирамидку. Внутри оказалось два блестящих шарика. Он провел пальцами, и проволочка, соединявшая шарики, засветилась.

"Вот модель вечного двигателя", - очень просто сказал Эол. "А почему такая маленькая?" - немедленно откликнулась я. "У нас они применяются различных размеров, в зависимости от назначения. От таких до таких", - он свел и развел руки, а руки у Эола, как и тело, гладкие на вид, светлые. "Можно, я возьму твою руку?" - спросила я. Эол протянул руку. Она оказалась сухой, шершавой и прохладной. На ощупь она была похожа на хлопчатобумажную перчатку. Такое ощущение от его руки меня удивило.

"Температура наших тел, - пояснил Эол, - регулируется изнутри сознанием и зависит от температуры снаружи. В интервале, по-земному говоря, от 32 до 42 градусов Цельсия. Моя любимая температура - 35 градусов. Если холодно, я могу температуру поднять, тепло - опустить. Сейчас мне жарко, и потому я холоден". Действительно, было тепло.

Эол распахнул двери. Торец дома с входными дверями был как раз напротив солнца. Светило находилось очень низко, и было в диаметре метра два с половиной. Туч не было видно. Небо сияло голубизной. С неба потекли редкие косые струйки грязно-желтого цвета. Не из туч, а просто так. "Что это?" - "Кислота".

Прохладнее не стало, но появился неприятный запах. "Ну и повезло же им с экологией!" - подумала я.

Я спросила, в каких отношениях он состоит с Литой. Оказалось, что Лита - его жена. Поженились они недавно. Лита - вторая жена Эола. Детей у них пока нет. Первая жена Эола попала в аварию и погибла. Он показал мне свою первую жену. Властное красивое лицо, светлые волосы и глаза. Если Лита, по нашим земным меркам, была на десять лет моложе его, то первая выглядела старше на три-четыре года.

От первого брака у Эола есть двое детей. Я видела только одного. Эол показал фантом мальчика темноволосого и темноглазого. По-нашему, юноше лет семнадцать. Живет не с отцом. Оба сына Эола живут с родителями первой жены. Я поняла так, что у них произошла какая-то натяжка в отношениях, и поэтому Эол практически не видит своего младшего сына и очень редко видится со старшим (этот - более самостоятельный и иногда приходит сам). Я не слишком детализировала эту тему, поняв, что Эолу трудно об этом говорить. Обмен информацией идет путем мыслеобразов.

Вошли двое. Один одет в одежду спортивного покроя, желто-коричневую, без швов. Лицо улыбчивое. Эол назвал его Сади. Сади имел почти квадратное лицо, квадратную челюсть, круглые губы, крупный нос. Глаза большие, широко расставленные. По сравнению с землянами, лицо его не выглядело необычным. Волосы коротко острижены, светлые, на вид жесткие. Ноздря одна. При этом он располагал к себе.

Второй выглядел мрачным, в темно-серой одежде. Кожа землисто-серая. Во всем виде его было что-то зловещее. Сади завел непринужденный разговор, сказал, что они вместе с Эолом работают, занимаются наукой и он - начальник Эола. Они давно дружат. Показал в виде фантома свой дом. Его дом был еще больше, чем тот, в котором мы находились, украшен какими-то деталями по углам, весь белоснежный. Правда, окружающий пейзаж смотрелся менее эффектно, чем у Эола.

Я спросила, почему дом Сади выглядит богаче. Оказалось, что Сади - представитель более знатного рода. "Что вы вкладываете в понятие знатности?" - "Знатность передается из поколения в поколение компактными кассетами с голографическими записями". Сади и Эол продемонстрировали мне запись видеокассеты (если можно ее так назвать) с помощью небольшого приборчика. Эта самая "видеокассета" по размерам чуть больше превосходит нашу земную.

В воздухе возникло голографическое изображение. Такими кассетами знания у них и передаются. Все, что накоплено родом, заносится туда и передается из поколения в поколение. Знатность определяется количеством знаний. Эквивалентом деньгам у них оказались знания, но не в прямом, а в переносном смысле. Дальше они объяснять это отказались, сославшись на то, что я не пойму, чем для них являются деньги.

Во время разговора я все время озиралась на темного человека. Он сидел неподвижно, смотрел прямо перед собой и был мне неприятен. Я спросила, кто он такой, зачем он здесь и почему молчит. Эол ответил, чтобы я не беспокоилась зря, и темный вскоре ушел. Кто он такой и откуда, я так и не узнала. Мы еще немного пообщались, и Сади спросил, не хочу ли я прогуляться по парку. Я согласилась.

Поверхность планеты была твердой и гладкой, пыли не было так же, как у Эола дома. Почва желтовато-коричневая. Мы пришли в парк, если это можно так назвать. Дорожек никаких нет, газонов тоже, асимметрия полная. Трубчатые деревья растут, как придется, разной высоты. Аттракционов никаких. Парк располагается справа от дома Эола. "Хочешь, покачаем тебя на качелях?" - "Конечно же, хочу".

Меня подвели к довольно примитивной легкой прямоугольной конструкции. На квадратной раме крепилось подобие шатуна. Высота рамы примерно метра два, ширина квадратной конструкции около метра. Меня поставили на нижнюю пластину (голова при этом уперлась в верхнюю) и покачали. Покачивание выразилось в колебательных движениях вверх-вниз. На этом прогулка по парку закончилась, и мы вернулись в дом Эола. Сади вскоре ушел. Я чуть позже тоже распрощалась с Эолом.

Примерно около двух часов ночи появился светящийся шарик диаметром сантиметров 15-20, надвигающийся на меня. Я остановила на нем взгляд, - и сразу на его месте появилось лицо, а затем и тело женщины. Волосы у нее прямые, распущенные, чуть ниже плеч, темные, блестящие. Платье свободного покроя, длинное до пола. Рост примерно 170 см. Стройная, хорошо сложена. Я сразу узнала правительницу планеты Зелта, поприветствовала ее, удивилась такой чести. Сказала ей, что она очень красивая, и сразу перешла на "ты". Лицо ее действительно необыкновенно прекрасно. Царственное достоинство органично переплетается с простотой поведения.

Спросила разрешения посетить Зелту вместе с ней. Она не препятствовала. Как всегда, быстро оказалась на Зелте. Вошли во дворец. Дворец огромный, огромные залы, но убранство довольно скромно. Высота квадратного зала, куда мы попали, - метров двадцать, длина и ширина - метров тридцать. Справа от нас - два ящика, похожие на тот, что приносил Сади, когда мы "прокручивали" их голографические кассеты.

Я спросила, чем они питаются. В тот момент она мне не стала объяснять, но сказала примерно следующее: "Пищей зелийцев являются соединения твердых элементов. Пища усваивается в пищеводе в районе глотки". Кухню зелтийев так и не удалось увидеть. Правительница пригласила меня в свою столовую. В комнате не было ничего, кроме диванчика. Она положила пищу (какой-то непонятный сгусток) в рот. Голова ее немножко свесилась с лежака. Лицо исказила гримаса. Оно стало серым, тело начало сотрясаться. По туловищу время от времени пробегали конвульсии, руки и ноги дергались. У меня сложилось впечатление, что процесс приема пищи зелтийцу не доставляет особого удовольствия. Боюсь, такая еда мне бы тоже не понравилась.

Когда пища усвоилась, лицо правительницы приняло выражение блаженства, тело успокоилось. Она стала еще свежее, чем была, и, по-моему, моложе. Как я потом выяснила, они принимают пищу один раз в сутки - вечером. Процесс этот тяжел, но окончание его очень приятно. Несмотря на бравурный финал, пищу все же принимают зелтийцы в одиночестве, потому что вряд ли кому доставит удовольствие наблюдать за гримасами. Принимаемые в качестве пищи элементы распределяются по всему организму и дают хорошую энергетическую зарядку. Благодаря своей пище зелтийцы живут очень долго - в 9-10 раз дольше землян.

Правительница сказала, что наша речь почти музыка для них. Голосовые связки у зелтийцев частично из металла, потому голоса их похожи на звуки, издаваемые роботами. Если с Эолом я общалась на языке мыслеобразов, то правительница дала мне возможность послушать звук их речи. Кончик языка у зелтийцев наподобие молоточка и состоит из чистого кремня.

Мы совершили с правительницей прогулку по Зелте. Правительница любит левитировать. Шагать зелтийцы не любят вообще. Тогда зачем им такие великолепные, рационально устроенные тела? Ответа на этот вопрос я так и не получила. Телепортироваться они тоже могут. В процессе телепортации зелтийцы на старом месте разрушают физическую оболочку и создают новую в нужном месте.

Итак, правительница левитировала по планете, мой фантом фланировал рядом. Меня поразило отсутствие длинных прямых улиц. Дома стояли хаотично, но беспорядок был художественный. Дома просторные, большие - двух-трехэтажные. В каждом доме живет только одна семья. Главный эстетовед планеты следит за тем, чтобы не нарушалась гармония размещения домов. Каждый владелец должен представить макет размещения будущего дома и утвердить его у эстетоведа.

На Зелте увидела следующую картинку. Дворец и дворцовая площадь заполнены людьми. Темно. Впервые за все время увидела ночь на планете. Освещения почти не было. Кое-где тусклые фонари. Раздался шум голосов зелтийцев и еще какая-то какофония, мало похожая на музыку, но, судя по тому, как ее активно воспринимали окружающие, это была именно музыка. Или что-то в этом роде, но на мой слух - сплошной скрип и скрежет. Лица зелтийцев были возбужденные и радостные. Так они отмечали наступление ночи. Ночь у них длится девять месяцев. Полный оборот Зелты вокруг собственной оси - восемнадцать земных месяцев, или 540 дней. Значит, у них в сутках - шесть месяцев?

Как странно для землянина, привыкшего, что ночь и день - слагаемые суток, а сутки - составляющие месяцев, а не наоборот.

Татьяна ЗЕЛЕНИНА, г. Самара.

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru