Радуга+Задайте свой вопрос

Радуга+клуб знакомств

Радуга+Написать письмо

Радуга+Подписка

В контактеВступайте в группу, оставляйте свои комментарии

Почему опрокинулась машина

Почему опрокинулась машинаВзаимодействие Тонкого Мира с проявленным (нашим) миром достаточно плотно. Люди данное взаимодействие назвали случайностью и не представляют даже, что от правильного прочтения случайностей зависят и здоровье, и жизнь близких людей. Предлагаю познакомиться с некоторыми историями, отдающими мистикой, но происшедшими на самом деле.

На совете Рериховского городского общества был выработан план закупки в городе Н. большой партии литературы теософского, оккультного, богословского и агни-йоговского направления. Была собрана порядочная сумма денег, предполагалось загрузить около полутора тонн книжной продукции. У нас с водителем, назовем его Антоном, совпали около трех выходных в середине недели - этого должно было хватить для рейса. Мы тронулись в путь. Стоит заметить, что путь неблизкий, и мы запаслись в дорогу двумя двухсотлитровыми бочками с бензином. Все это взрывоопасное добро было закреплено в кузове под деревянным тентом. На дворе стояло лето, если быть точным - середина лета. Все это я так подробно расписываю исключительно потому, что каждая деталь сыграет свою роль в этой истории.

Итак. Загруженные подобным образом, мы тронулись в путь. Расчет был простой: выехав вечером, приехать в Н. утром, купить книги и загрузить, отдохнуть - и в обратный рейс. Дорога дальняя, переговорили о семейных делах, о работе, добрались и до соратников по рериховскому обществу. Мой напарник был молодой "рериховец", недавно пришедший к нам по зову сердца, или подружка привела, или выставки картин Рериха - кто знает. Но факт, что он остался и активно участвует в жизни общества, иногда даже выступает оппонентом, высказывающимся на собраниях-занятиях. Вероятнее всего, он, как человек достаточно молодой, избрал характерную для его возраста манеру поведения - активно-агрессивное выявление сути происходящего.

И когда дорожная беседа свернула в русло рериховского общества, Антон стал активно возмущаться и критиковать всех руководителей, особенно он был недоволен работой председателя общества - Николая. Создавалось впечатление (по его словам), что это - враг и отступник. Я был не согласен со многими трактовками Антона и ждал окончания столь пламенной речи, изредка поглядывая в зеркало заднего вида со стороны пассажира: мне казалось, что из кузова течет жидкость. "Странно, - думалось мне, - откуда в кузове вода, ведь дождя нет, бочки новые, целые, привязаны хорошо?"

- Останови, - попросил я Антона, - необходимо проверить бочки!

- Они новые. Я сам проверял! Пустое дело, - прервал свой монолог Антон, - но Николай все же не прав.

- Останови, - потребовал я.

Машина съехала на обочину, мы вышли из кабины. Из кузова тоненькой струйкой сбегала жидкость. На ощупь и запах - бензин. Одна из новых бочек дала течь! "Странно", - решили мы одновременно и принялись за дело. В срочном порядке пришлось переливать топливо в оба бака, благо, проехали на машине не один десяток километров, - появилось место в баках. Бочку же закрепили лежа дырочкой вверх и тронулись в путь.

Какое-то время обсуждали случившееся, объяснить которое были не в силах, так как проверяли все по несколько раз. Когда тема утечки топлива была вся переговорена, как-то сам собой разговор вернулся к теме о Николае. Антон требовал, чтобы я доказал ему, почему рериховское общество не заявляет себя в митингах, шествиях, не борется со злом на выборах и т.д. В нерешительности, перестраховке, недальновидности и других грехах были обвинены Николай и все члены совета. Слишком длинен путь до города Н., и столь же длинны перечисления всех обвинений в адрес председателя. Столь могуч был эмоциональный запал Антона, что порой казалось: это его эмоции движут транспорт, а не обычные процессы сгорания топлива в двигателе внутреннего сгорания.

И когда эмоции были готовы расплавить руль, который, тем не менее, достаточно крепко держал Антон, в окно автомобиля посыпал снег. Настоящий мокрый снег, как в зимний безветренный день, когда снег большими мягкими хлопьями, медленно кружась в свете фонарей, опускается на землю! Увидеть такое в середине лета? Это событие заставило замолчать даже Антона, заставив его перейти от темы "Николай и стиль его руководства" к теме "Процессы изменения климата планеты за последние 20 лет", о которой он знал больше, чем о внутренних течениях в рериховском движении страны.

Меня же это событие заставило задуматься о последовательности событий. Оба случая происходят в момент наиболее яростных атак на Николая, "страсти по Николаю" вызвали изменения в обычном движении, что говорит о ненужности данной темы (если не сказать "о вредности"). Я решил подождать дальнейшего развития событий, так как чувствовал, что Николай заботит Антона больше, чем изменение климата планеты, да и аргументы скоро должны были иссякнуть. Так вскоре и произошло. Очередной виток беседы опять приводит нас к разговору о Николае, его стиле и методе правления.

- Антон, - прерываю его, - мне кажется, что Закон причин и следствий пытается до нас достучаться достаточно земными способами. Каждый раз, когда ты начинаешь слишком эмоционально осуждать, заметь, - осуждать, а не обсуждать методы работы общества, с нами происходят всякие странности.

- Ха, зачем мы, червяки, вселенскому Закону причин и следствий? Это просто случайности, которые происходят с каждым водилой в рейсе. Хотя снег меня вправду смутил.

- Вот именно, снег. Это ведь должно заставить задуматься о чем-либо.

- Да брось ты, - перебивает меня Антон, - это, скорее всего, атмосферные осадки случайно залетели. Ведь идет же снег временами в Австралии! И ты прав, много случайных людей посещает заседания рериховского общества, их необходимо переводить в другие группы, чтобы было нам, старикам, удобней. А Николай...

"Да, попытка остановить не удалась, - думалось мне, - что же будет дальше? Поживем, вернее, поездим - увидим". Очередного пика на этот раз достигли достаточно быстро: мы во втором часу ночи на грунтовой дороге опрокидываемся! Но для нас весь процесс опрокидывания продлился почти мгновенно, намного быстрее, чем уважаемый читатель читает эти строки. Машина ехала по дороге, - и вот уже ноги Антона на моих ушах! Насмотревшись фильмов о взрывах опрокинувшихся авто, мы с Антоном со всей доступной нам скоростью и прытью рванули наверх, вон из кабины. Невзирая на всю "неправильную работу Николая" жить хотелось больше. В ожидании взрыва мы некоторое время отдыхали в кустах, переваривая случившееся и глядя на неподвижную тушу того, который раньше ехал по дороге.

Он не взрывается! Скорее всего, Антон отключил на бегу массу или... Бог его знает, каким может быть второе "или"! Наконец, мы отважились на исследование места аварии и нашего транспортного средства. Машина лежит на правом боку, бензин ниоткуда не бежит, бочки выкатились метров на 40 в степь, деревянный навес в кузове покорежен, но цел. Жить можно, если только немножечко подкрепиться. Сумки с едой с трудом были найдены в траве, и собрался "совет аварийщиков".

- Между поселками, - резонно говорю я, пытаясь запихнуть трясущимися руками в рот бутерброд.

- Да, - впервые сказал согласительное слово Антон, - и я не знаю, сколько километров до ближайшего поселка.

- И машин на горизонте - полный ноль, - пытаясь в темноте определить линию горизонта, продолжаю делать выводы я.

- Да и вряд ли появятся, - со знанием дела утверждает Антон.

- Ну, тогда давай готовить ночлег, - предлагаю, и мы в кромешной темноте пытаемся устроить постель.

И, о Боже, как странно устроен человек: даже в такой ситуации Антон заводит разговор о Николае! Я не знаю, может, глаза у меня засветились или волосы, встав дыбом, вспыхнули как нимб от страха перед грядущими катастрофами, но Антон, начав за упокой, кончил за здравие.

- Возможно, ты и прав насчет могучей руки причинно-следственного закона, - услышал я в темноте заключительные слова его монолога, - но почему наверху не нравится то, что я говорю?

- Дело, возможно, не в том, что ты о нем говоришь, может, дело в том, как ты это говоришь. Возможно, что многолетние занятия Учением способствуют защите "идущего", - вспомни высказывания в Учении о щите Учителя! Скорее всего, допускается обсуждение поведения человека, но не осуждение его действий. Ведь мы много еще не знаем и не можем определить с точностью мотив человека совершать те или иные поступки, - делаю я обобщающий вывод.

Минут пять-десять из темноты доносились лишь ритмичное дыхание и звуки, указывающие на то, что мой напарник не забывает насыщать свой желудок припасенной из дома пищей.

- Как же нам выкрутиться из сложившейся ситуации? - закончил вопросом свои раздумья Антон.

- Я думаю, что тебе необходимо извиниться перед Николаем мысленно и вслух, дав обет больше не заводить этой темы!

Что и было сделано громогласно и чистосердечно. И ничего не произошло. Лишь через 40-50 минут до нас докатился ласкающий душу звук автомобильного мотора. Мы выскочили из своего "бунгало" и простояли на дороге до тех пор, пока машина не поравнялась с нами. Это был двухосный тягач КамАЗ. Всеобщими усилиями мы определились со способом поднятия, вернее, попытки поднятия, машины и... Слава Богу, наш "Газон" становится на все четыре колеса. Счастливые лица аварийщиков и спасателей говорили больше слов!

В попытке отблагодарить Антон предложил мужикам водку - отказ, сигареты - отказ, деньги - отказ. КамАЗ, как привидение, растаял в ночи, но о том, что это был не сон, говорил стоящий на дороге наш "Газон", на котором не было ни вмятины. Собрав все, что можно в нашем положении (ведь 4 часа ночи), в машину, мы произвели попытку запустить двигатель. Завелся! Включили фары и заново обследовали место аварии и сам автомобиль. Все целехонько! Пора в путь!

- Я верю в Махатм! Я верю в Учителей! Я верю в мистику! Ура Агни-Йоге! - проорал Антон.

"Как мало человеку надо", - подумал я и всю остальную дорогу проспал, лишь изредка открывая глаза, когда Антон в полный голос завывал очередную песню из репертуара народов мира.

Владимир СВЕТЛИН, г. Энгельс.

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru