Радуга+Задайте свой вопрос

Радуга+клуб знакомств

Радуга+Написать письмо

Радуга+Подписка

В контактеВступайте в группу, оставляйте свои комментарии

В чем едины наши жизни?

В чем едины наши жизни?Это была последняя ночь в океане. Утром они причалят к родным берегам. Все страхи, волнения последних дней позади. Они, можно сказать, дома. На носу судна стоят двое. Он обнимает ее сзади. Они переговариваются и вглядываются вперед, старясь разглядеть знакомые очертания берега. Данный рейс - последний в этом году.

Дует зябкий осенний ветер. Женщина поеживается и засовывает руки в рукава пальто так, что эти рукава, как муфта, согревают ее руки. Вокруг вздымаются волны, а небо исчерчено молниями. Но эти двое не собираются спускаться в каюту: они вдвоем, они живы, они счастливы. Мужчина отпускает женщину из своих объятий и пытается раскурить трубку. В это время молния попадает в корабль. Раздается оглушительный раскат. Нет, это - не раскат, это - взрыв! Корабль резко бросает в сторону, и женщина падает в воду. Мужчина, сбитый с ног резким толчком, поднимается на ноги. В отчаянии он прыгает за борт, а корабль, зачерпнув носом воду, идет ко дну.

Мужчина в полном безумии еще и еще ныряет, пытаясь отыскать подругу, но все его попытки тщетны. Одежда намокла и стала тяжелой, а сил и желания жить не осталось совсем. Все рухнуло в один миг: только что было счастье, такое реальное, яркое, а теперь - сплошная тьма и холод. Тьма вокруг, тьма внутри. Отчаяние и вина, что он отпустил ее от себя на один миг, всего на один миг, захлестнули его. Он закрывает глаза, опускает руки и медленно погружается в воду. Но волны, подхватив несопротивляющееся тело, передают его друг другу и бросают на черные, гладкие скалы. Он видит их перед собой. И последняя мысль: "Все, это конец жизни",- не вызывает ни тревоги, ни огорчения - все, что можно было потерять, он уже утратил.

Всю ночь бесновались волны и завывал ветер. Утром на берегу полно дров и разных предметов, прибитых волнами с затонувшего корабля. Перескакивая с камня на камень, по берегу идет женщина и собирает то, что выбросил океан. Сегодня ей будет чем разжечь свой очаг. Ново ее глаза различают среди камней человеческое тело. Женщина спешит, рассматривает и понимает, что этот мужчина жив. Он ранен и без сознания, но жив. И, напрягая из последних сил свое привыкшее к тяжелой работе тело, на своем последнем дыхании, она вытаскивает это тело на берег. Обессилевшая, падает рядом на землю и лежит неподвижно до тех пор, пока силы вновь возвращается к ней. Тогда она садится и смотрит в сторону маяка. Именно туда ей надо тащить это тело. Там ее дом, но там нет никого, кто мог бы помочь ей. Уже давно, десять лет назад, ее муж ушел в море и не вернулся, а ее сын простудился и не оправился от болезни.

А этот незнакомый мужчина, дарованный ей морем, мог стать и помощником, и спутником в жизни. И женщина, с надеждой на будущее, все-таки втаскивает это тело в свой дом, раздевает, растирает, кипятит какие-то травы и все время молится. Потянулись длинные дни и ночи бдения у кровати больного. Но она выходила, она победила смерть, которая не один раз приходила к ним. Ему некуда и незачем было уходить из этого дома. Ему больше незачем было жить, но судьба распорядилась по-своему: его тело живо, с ним эта, совершенно посторонняя женщина. Зачем? Зачем нужен восход солнца, если в душе не наступает рассвет?

Женщина, с которой судьба свела его, была хорошей, заботливой хозяйкой. Ее далеко не старое тело жаждало ласки, любви, нежности. И не было за ней никакой вины. Просто это была не его женщина. И даже в минуты мужского желания он совершал половой акт как акт мести за то, что она не была той единственной, которую помнило его тело, о которой плакала душа, память о которой вызывала чувство безысходности и неискупной вины, его вины за ее гибель. С этого момента он больше уже никогда не курил, потому, что безумство вины разрывало его изнутри. И он мстил, мстил себе, мстил той, которая спасла. К концу жизни он уже обвинял и свою возлюбленную за то, что она ушла из жизни одна, за то, что он помнил ее всю свою жизнь, и эта память убивала его. Находясь в смертельной агонии, он вновь видел ту, которую так и не смог отпустить от себя на протяжении всех этих долгих лет. А ее душа не могла уйти от него далеко, так как его память держала ее всегда рядом. Но тьма, поглотившая его, не позволяла ему ни увидеть розового сгустка энергии, ни услышать ее ритмов, ни уловить ее аромат.

Боже! В своем последнем вдохе он произносит ее имя. Первый раз произносит его вслух. А та, другая, спасшая и посвятившая ему всю свою жизнь, стоящая на коленях и молящаяся о его душе, при звуке этого имени завыла от горя и бессилия прожитых лет, стала раскачиваться из стороны в сторону. Она была похожа в этот момент на одинокого волка, вернее - волчицу. В это время душа, что всю их жизнь наблюдала со стороны, вдруг затрепетала, завибрировала. И послышался звук. Он лился из окружающего мира, он был чист и высок, он обнимал, окутывал и, кружа, возносил в неведомый мир. И женщина потянулась за этим звуком вначале руками, затем телом... Затем зазвучала, запела сама и стала подниматься выше и выше. А внизу, в холодной комнате, лежало два тела и едва теплился огонек остывающего очага.

Восемнадцатый век. Княжеская усадьба. На веранде в кресле-качалке, укрытая шалью, сидит молодая женщина и заворожено, слегка раскачиваясь, смотрит на луну. Весь ее облик говорит о мечтательности и ожидании. Чего ждет эта женщина? Вот она встает, и можно отследить, что женщина на сносях, и срок ее близко. Непонятная тоска и тревога змейкой вползают в сердце. Она не понимает, что с ней происходит, но она знает, что сейчас они должны быть вместе, рядом.

"Ах, почему же его до сих пор нет? Почему он долго не возвращается?" - Уже давно ночь на дворе. По вечерам он всегда дома: они пьют чай на веранде, затем в четыре руки играют на рояле или по очереди читают друг другу стихи и романы. Она не приучена к его отсутствию. Она опускается на колени, кладет голову на туалетный столик и на какое-то время замирает, как будто засыпает, но через мгновение вскакивает и велит срочно закладывать карету.

- Я знаю, - это опять старая княгиня "М" придумала очередной сюрприз, еще раз пытаясь соблазнить его. Я знаю, я чувствую. Нет, это не ревность. Я верна ему! Я в нем уверена! Но мне надо быть вдвоем с ним: а вдруг сейчас все начнется. Он должен быть с нами, а не помогать этой старой "М". Я еду, еду...

В предутреннем тумане ее карета сорвалась на серпантине и упала перед его возвращающейся домой каретой. Да, он действительно возвращался из усадьбы старой княгини "М", приславшей за ним, единственным доктором, которому она доверяет. И пока он ее осматривал, она действительно завлекала, кокетничая с ним. Но так она вела себя всегда, а он, как всегда, не догадывался, зачем так часто вызывают его в этот дом и почему ей так часто требуется помощь врача при ее здоровом и еще далеко не старом теле. Ему не было дела до этой вдвовствующей молодки: его сердце было заполнено другой, которая скоро, очень скоро подарит ему дочь. Такую же маленькую, красивую и чистую, как сама. Его мысли и чувства всегда, каждую минуту принадлежали им, и только ими он был счастлив.

Грохот чего-то рухнувшего и камнепад, спровоцированный каретой, упавшей с серпантина, пролегавшего выше этого места, заставили князя открыть глаза и выйти из остановившейся кареты. Представшая его взору трагедия в одно мгновение убила в его живом теле его душу и погасила огонь его сердца. Его вновь поглотила тьма. Он чувствовал, что подобное уже было, и от этого все случившееся казалось еще более несправедливым и еще более безысходным. А!...

Затем была долгая жизнь вдали от дома, вдали от родины, вдали от друзей. У него была семья, были дети, четверо детей, которые один за другим уходили из жизни. И он, врач, не мог остановить этот процесс. Он хорошо относился к детям, по его мнению, но он никогда не был привязан ни к ним, ни к их матери, как не был привязан ни к чему в этой жизни. И даже тогда, когда дети уходили из жизни, он не рвал свое сердце болью их утраты, так как это сердце все состояло из боли, когда-то давно поселившейся там. Ничто не могло сравниться с этой страшной трагедией, когда все внутри умерло. В его сердце жила боль, в его голове - упрек, осуждение и вина. Вина за то, что не мог отказать своей здоровой пациентке, - она платила за свои капризы, а он молча и терпеливо переносил их. И как та, единственно существовавшая для него, могла куда-то поехать ночью без него, без причины? Он не знал и не догадывался о ее подозрениях. Он винил себя за то и только за то, что не был рядом с ней и уже никогда не узнает, что случилось и куда его жена ехала в ночь.

Когда он уходил из жизни, рядом с ним не было уже ни одной родной души. Все их дети покинули этот мир, состарилась и как-то завяла, почернела и незаметно покинула этот мир вторая жена. До конца дней своих он лечил людей, ездил по джунглям, спасая других. Он очень долго прожил вместе с ними, но так и остался пришлым. Он так и не завел себе друзей. Они, друзья, только мешали ему оставаться в прошлом, где светило солнце, пели птицы, где он был счастлив. Каждый раз, вновь и вновь он приходил в негодование. Как могла эта женщина так поступить с ним, с его жизнью, с его любовью! С этим он покинул Землю: мрак и тоска затопили его существо, и никогда на экране его жизни больше не было солнца.

В этой жизни, в двадцатом веке, он вновь пришел мужчиной, чтобы отработать то, что накопил. И рождается та женская душа, которая когда-то тащила его на себе из океана. Они должны были помочь друг другу прожить достойно эту жизнь и научиться отдавать Любовь и платить по счетам. Душа женская, пришедшая истерзанной нелюбовью, безразличием и безжалостным отношением, не могла открыть свою глубинную Память. Но память, переданная клеткам, все время подавала сигналы SOS, и женщина была бессильна перед этим: она не могла пережить все это еще раз. И женщина отступила, ушла в сторону. И ее место заняла другая, которая рожала ему когда-то не- жизнеспособных детей. Их отношения, между внуком и бабушкой, вновь складывались из служения одной и потребительского отношения другого. Он не умел, да и не хотел быть нежным, бережным, заботливым. Он мог, не думая и не замечая, обижатькогда замечал, то не очень раскаивался. Он пришел в эту жизнь таким. И таким его сделали эти две женщины, не сумевшие поладить друг с другом.

В юности ему показалось, что он увидел свою мечту, но она упорхнула, как весенний ветер, и тогда он почувствовал опасность для себя и решил, что может прожить без любви. Так он связал свою жизнь с третьей женщиной, которая связала его с прошлыми жизнями. Это была душа старой княгини. И на этот раз она оказалась рядом с ним в благоприятную для себя минуту. Но он уже решил жить без любви, а потому ему была безразлична эта женщина, родившая ему двух детей. Он долгое время относился к ней с уважением, поддерживал видимость семьи, но его сердце так и не затрепетало любовью. Он уже определил себе срок жизни, венее точно знал, что в сорок шесть должен уйти из этой жизни.

Но, когда он думал о своем уходе из этой жизни, судьба сделала крутой вираж и соединила его с той, единственной, память о которой смешивала счастье и горе, но чувство, проснувшееся внутри сердца, было выше и сильнее чувства самосохранения. Он попытался бороться с собой и не заметил, как уступил в этой борьбе сам себе. Так закончилась его жизнь в сером тумане безысходности и родилась новая, светлая и солнечная. И пока он не мешал себе, он был счастлив и своим присутствием делал счастливой ее. Он заставил поверить ее в безоблачность их совместной жизни. Так оно и было на самой деле. Они были счастливы своими взаимоотношениям и вдохновляли окружающих, возвращая в их сердца веру в истинную любовь и счастье.

И так хотелось бы остановить повествование на этом месте, но, нет - их испытания еще не окончились. В его большом, сильном, здоровом теле и сейчас живут осуждение, претензии, страх. И как только он ослабит свое внимание, как только он полностью откроется этой любви, она обязательно подведет его к страданию на уровне смерти. А он, как и его мать, не сможет пережить расставания, и поэтому он старается проявить свое равнодушие, пренебрежение, только бы не получить порцию боли за свою любовь. И ей приходится искать способы возвращения его в любовь и нежность. Она прекрасно помнит прикосновение его рук и губ, несущих нежность и заботу, его поглаживание по ее волосам, его объятия, когда он подходит сзади. И тогда она уверена, что он защитит ее от любых жизненных бурь, что он надежный, верный и на него можно опереться. А ей больше и не надо.

- Любимый, поверь: я - навсегда! Нам дана эта жизнь на радость, чтобы мы могли пройти по ней рука в руке, помогая друг другу, заботясь друг о друге. Ты только не убивай во мне веру в тебя, настоящего, великого мужчину, способного на сострадание, помощь, поддержку, заботу и опору. Это все в тебе есть. Это и только это люди ценят во взаимоотношениях двоих. Им нужен наш пример, а нам нужны Любовь, Вера и Преданность в отношениях друг с другом. Любые другие взаимоотношения ведут к уходу из жизни; любые другие взаимоотношения не интересны ни Высшим Силам, ни людям, ни нам самим. Так мне ответили на вопрос о том, что же все-таки с тобой происходит, откуда твой сарказм, отрицание и желание сделать наоборот. Все идет от страха, потери и боли. Так давай поможем друг другу быть счастливыми. Я у тебя навсегда!

ПАНФИЛОВА Светлана мастер РЭЙКИ, г. Челябинск.

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru