Неизвестный Черчилль

Неизвестный ЧерчилльКлан герцога Мальборо

Происходил Уинстон Черчилль из знатного старинного рода, один из первых представителей которого носил титул "герцог Мальборо". В этом клане, как впрочем и в любом другом, широко практиковались близкородственные браки. В результате этого многие представители Черчиллей, в том числе и сам Уинстон, несли своеобразную "печать греха". Отец Уинстона, лорд Рэндольф Черчилль, был довольно видной фигурой на политическом Олимпе Британии конца 19 века. Через два месяца после того, как Рэндольф получил пост министра финансов, он, выступая перед многотысячной аудиторией, понёс такую ахинею, что не усомниться в его психическом здоровье было просто невозможно. Отставка не заставила себя долго ждать. Кончилось всё тем, что он сначала впал в детство, а затем погряз в пьянстве и оргиях с женщинами лёгкого поведения. В 1895 году лорд Рэндольф умер, находясь в состоянии сильнейшей депрессии. Отразилось ли это всё на его потомстве?

В 1940 году, в разгар второй Мировой войны, британское правительство обратилось к председателю Коллегии врачей лорду Чарльзу Мак-Морану Вильсону с предложением стать личным врачом нового премьер-министра Уинстона Черчилля. Через некоторое время после вступления в должность Моран пришёл к выводу: здоровье его высокопоставленного подопечного, мягко говоря, далеко от нормы. Черчилль находился в состоянии постоянного возбуждения - у него отчётливо проявлялись явные признаки несдержанности, бурного проявления чувств даже по самым незначительным поводам. Это всё сопровождалось злой иронией и безудержной болтливостью и злой иронией. Такое состояние периодически сменялось длительными периодами полной апатии. В конце концов доктор был вынужден поставить диагноз: маниакальная депрессия.

Болезнь прогрессирует

Спасти нового премьер-министра от столь серьёзного недуга - такую задачу поставил перед собой лорд Мак-Моран. Для выбора наиболее эффективного метода лечения доктору пришлось скрупулёзно выяснять причины этой болезни. Как он писал в своих мемуарах, болезнь брала свои истоки ещё в раннем детстве. Как выяснилось, Уинстон, во-первых, родился недоношенным, во-вторых, он был обделён родительской лаской. Сразу же после рождения он был отдан на попечение няни, мать же не уделяла ему почти никакого внимания. Зато няня поистине стала для него второй матерью - с портретом госпожи Эверест он не расставался до самой смерти.

Как считал Моран, именно это и развило со временем в его пациенте как большую активность, так и болезненное стремление к самоутверждению и агрессивность. Другую причину депрессий, то и дело сменявшихся лихорадочным возбуждением, он видел в неисправимых дефектах речи премьер-министра: тот не выговаривал несколько согласных, и это его сильно угнетало.

Но что же всё-таки стало толчком, чтобы всё это вылилось в столь неадекватное поведение? Моран считал, что этому способствовали также некоторые события в жизни его подопечного. Первым из них стала отставка его с поста первого лорда адмиралтейства в 1915 году. Именно после неё у Черчилля появились первые признаки психического расстройства. Окончательно же его доконало и привело в теперешнее состояние отречение от престола короля Эдуарда Восьмого, собравшегося жениться на некоей американке по имени Уоллис Уорфилд. Столь экстравагантный с точки зрения будущего премьера, и не укладывающийся в его голове, поступок и нанёс последний удар по психике Уинстона.

Политические дела

Моран как мог, боролся с недугом премьера, накачивая его разными препаратами. Однако психическое состояние его подопечного порой всё же выходило из-под контроля. В декабре 1941 года Уинстон Черчилль прибыл в Вашингтон на встречу с президентом Рузвельтом.

Во время переговоров ему вдруг взбрело в голову, что в новой мировой войне главные роли будут делить лишь Америка и Советский Союз. Пытаясь отстоять престиж Британской империи, Черчилль впал в состояние сильного нервного напряжения. В результате ночью у него случился сильнейший приступ. Провозившись с ним довольно долгое время, Моран буквально вытащил премьер-министра с того света.

В августе 1944 года Черчилль принял решение съездить на итальянский фронт, и разубедить его в этом не было никакой возможности. Лорд Моран отпустил его, посоветовав принимать новый препарат. Однако это внезапно вывело премьера из себя - впав в состояние, близкое к шизофрении, он вообще отказался принимать лекарства. Когда немного отошёл, отправил телеграмму королю Георгу-Шестому, в которой спрашивал, исполнять ему предписания лечащего врача или нет? Не зная, что ответить на странную телеграмму, король вообще оставил её без ответа.

Накануне Победы, в мае 1945 года у Черчилля произошла очередная депрессия. На этот раз причиной стала его неожиданная отставка. Однако после политического кризиса 1951 года состоялись новые выборы, и больной Черчилль вновь возвратился на Даунинг-стрит. А уже через полгода его свалил с ног инсульт - речь стала нечленораздельной, он стал коверкать слова, в голове началась путаница. Моран рекомендовал ему подумать об отставке, однако Черчилль поступил по иному - отправился на Бермуды, на встречу с президентом США Эйзенхауэром, чтобы склонить его к переговорам с руководством СССР. Однако перед самым обсуждением этого вопроса он впал в очередную сильную депрессию, из-за чего переговоры с Эйзенхауэром сорвались. Из этого состояния Черчилль так и не вышел. И хотя в очередную отставку он вышел только в 1955 году, государственными делами практически уже не занимался.

Дневник

Уйдя в отставку, этот 80-летний старичок отправился в своё родовое поместье. Когда ему становилось немного лучше, садился за мемуары. Когда после смерти Черчилля родственники стали разбирать его бумаги, они были очень удивлены. Оказалось, что воспоминания Уинстона искажены до неузнаваемости. Там же было найдено несколько его дневников. Все эти документы долгое время были недоступны для читателя. Но недавно эти дневники были рассекречены. О ком или о чём он упоминал в них, можно только догадываться.

Вот одна из записей, датированная 1928 годом: "Они приходили. И на публике, и когда я был в одиночестве. На беду, кроме меня, их никто не видел, не слышал их голосов. Что же они требовали, именно требовали от меня, как от чиновника, наделённого властью? Просили, чтобы в Британии муссировались слухи, будто под западными и восточными нашими владениями существуют полностью отрезанные от внешнего мира пещеры, куда не проникают свет, воздух, где есть лишь сероводород - питательная среда для эволюции иных , не похожих на земную, разнообразных форм жизни, в том числе разумных.

Другая сторона их амбиций сводилась к тому, что "от англичан нельзя скрывать полное подчинение нашей цивилизованной нации их более цивилизованной нацией, активно развивающейся в земных и инопланетных подземельях. Что я мог подумать, наконец, что предпринять? Только то, что опираясь на личное мужество и здравый смысл, способствовать всестороннему изучению феномена "гостей", куда попадают всевозможные звуковые, световые, тактильные аномалии, случаи внезапных исчезновений людей и животных, предметов переносы в другие местности и эпохи, конечно же, наши знаменитые привидения... Всё это имеет место быть. Столь большого шила в столь маленьком мешке, как Британия, не утаишь". Осенью 1959 года случился очередной инсульт и, как результат - эпилепсия. Тем не менее, он прожил ещё целых шесть лет - умер Черчилль в 1965 году, на 92 году жизни.

Владимир Лотохин, г. Златоуст

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru