Я НАШЛА РАЙ ПРЯМО ЗДЕСЬ, НА ЗЕМЛЕ

(История Сильвии Браун)

Я НАШЛА РАЙ ПРЯМО ЗДЕСЬ, НА ЗЕМЛЕСильвия Браун - автор многих книг и всемирно известный медиум. Она работает в «Нью-Йорк Таймс», регулярно участвует во множестве развлекательных и популярных программ. Огромное чувство юмора Сильвии Браун не может оставить равнодушными никого из ее зрителей и слушателей. Несмотря на свою огромную занятость, эта женщина находит время на создание крайне популярных книг. Ее перу принадлежат такие книги, как «Секреты и тайны мира», «Если бы вы могли увидеть то, что вижу я» и «Исследование различных уровней мироздания». В настоящее время Сильвия живет в Калифорнии и планирует вплотную заняться написанием новых книг.

Я познаю жизнь, основываясь не только на собственном опыте, но и на опыте других людей. И хочу рассказать вам о людях, чья судьба может заинтересовать читателей и оказаться очень поучительной.

Около 40 лет назад я работала учителем и проводила занятия во втором классе. Сестра Фрэнсис работала там же и была таким же преподавателем, как и я. Мы частенько проводили с ней наше свободное время в перерывах между занятиями или вместе отправлялись на обед. Сестра Фрэнсис очень любила бывать на природе, и очень часто мы покидали стены нашего учебного заведения и выходили подышать свежим воздухом. Наши прогулки проходили независимо от погоды: шел ли дождь или сияло солнце - мы обязательно выходили на воздух, и она неустанно повторяла: «Какой прекрасный день сегодня! Посмотри, как сияет небо, распростертое над нами!»

Сначала я думала, что сестра Фрэнсис просто преувеличивает все, но со временем сама научилась замечать то, что было скрыто от меня и открывалось лишь ее зрению: температурные колебания, образование облаков, тихий шелест дождя и даже холод, заставляющий розоветь кожу. Сестра Фрэнсис действительно ощущала себя как в раю благодаря своему особому восприятию природы и мира.

Огромную роль в моем познании мира сыграл и дедушка Маркус. В Спрингфилде (штат Миссури) он стал миллионером, открыв первые городские прачечные и коммерческие склады. Но когда семья переехала в Канзас-Сити, он потерял почти все свое состояние на фондовой бирже. Случилось это во время Великой депрессии. Тогда дедушка стал ежедневно надевать свой потертый от времени костюм и рубашку (бабушка Ада регулярно подшивала ее потертые манжеты) и приходить в компанию «Тихоокеанский газ и электричество» в поисках работы. И каждый день глава этой компании выходил и говорил: «Жаль, Маркус, мы не можем ничего предложить вам сегодня».

Целый год дедушка следовал этому раз заведенному обычаю. Наконец, главный администратор компании заявил дедушке, что он устал ежедневно видеть его приходящим в поисках работы и что любой человек, обладающий такой же настойчивостью, как мой Дедушка, заслуживал бы обретения столь желанного места. Наконец дедушку взяли на какую-то рядовую должность, но уже через полгода он стал главой целого окружного офиса. И каждый раз он говорил бабушке Аде: «Однажды я уже сделал это; теперь я знаю, как сделать это снова». Имел ли он в виду только деньги, говоря это? Видит Бог, нет - дедушка не имел в виду одно лишь финансовое обеспечение семьи и занятие весомого положения в обществе. Ведь он сумел создать рай даже посреди ада.

А вот моя мать была прямой противоположностью дедушке. Не могу понять, как она могла происходить из той же самой семьи, что и мои удивительные бабушка и дедушка, ее брат Маркус, страдавший церебральным параличом, но бывший поистине ангелом на земле, и ее брат Пол, который умер от рака в возрасте 21 года. Меня постоянно преследовала мысль о том, насколько она не похожа на других наших родственников. Продолжалось это до тех пор, пока мой духовный наставник Франкин не сказал однажды: «Вы можете лишь почитать своих родителей, если они честные и благородные люди».

Моя мать не только не боялась поднять руку на членов нашей семьи, но и - что хуже всего - была склонна к психологическому насилию. Tак, я в ее глазах была слишком высокой, малопривлекательной и очень своевольной. Но мое мнение на этот счет было совершенно иным. Я считала себя весьма грациозной, несмотря на убеждение моей матери в обратном. Отец же боготворил меня, и, отвечая ему взаимностью, я как-то особенно не задумывалась о своих чувствах к матери.

Возможно, я давно бы уже сникла под ее физическим и психологическим давлением или стала бы похожей на нее. Однако судьба моя распорядилась по-иному - я оказалась под крылом моей любимой бабушки, ежечасно ощущая ее ласку и заботу, а также любовь и полное одобрение со стороны своего отца. Моей сестре Шэрон повезло в этом отношении гораздо меньше, чем мне. Мать установила над ней тотальный контроль и чуть не сделала бедную девочку инвалидом. Только теперь всем нам стало ясно, насколько негативно отразилось на жизни моей сестры материнское влияние. Вы можете сказать, что я избежала участи своей сестры лишь потому, что психологически оказалась сильнее нее. Отчасти вы правы, однако, помимо всего прочего, я приложила к этому немало собственных усилий.

То, что я оказалась медиумом, ничего не значило в глазах моей матери, несмотря на то, что в нашей семье медиумами были ее мать, брат, бабушка и дядя. Вместо того чтобы отнестись к обнаружившимся у меня способностям с должным уважением или поощрить меня к их развитию, подобно бабушке Аде, она, как только я отпраздновала свой десятый день рождения, сказала: «Если ты будешь афишировать эти свои способности, я просто-напросто запру тебя куда-нибудь, так чтобы ты ни с кем не контактировала». Я никогда не смогу забыть пережитого в тот вечер испуга - лежа в постели, я чувствовала, как сильно колотится мое сердце. В тот момент я действительно молила Бога, чтобы он отнял у меня этот мой дар.

Пребывая в полном смятении, я рассказала бабушке об этом разговоре. Помню, как внимательно она меня слушала и каким мрачным стал ее взгляд после всего услышанного. Она молча надела пальто, взяла меня за руку, и мы пошли к матери. За 18 лет нашей совместной жизни я видела бабушку такой сердитой всего два раза, и это был один из них. Кипя от гнева, она вошла к матери и, подойдя к ней почти вплотную, сказала: «Челеста, если ты еще когда-либо скажешь Сильвии что-нибудь подобное, я лично прослежу, чтобы тебя заперли подальше от людских глаз!» Так этот инцидент тогда и закончился... если не считать того, что мать постоянно ворчала и выказывала свое неодобрение по отношению ко мне, когда я устраивала для своих друзей мини-чтения или «сеансы» психологического тренинга.

Даже друзья детства признали мои уникальные способности, став их невольными свидетелями во время наших встреч. На проходившей недавно встрече школьных друзей я встречалась со своими одноклассниками (а прошло уже целых 50 лет с того момента, как я окончила школу!), и все они в один голос заявили, что очень гордятся мной. Даже монахини и священники - поверите вы этому или нет - были очень добры ко мне, несмотря на то, что не всегда понимали меня. Тем не менее, они никогда не выказывали мне своего неодобрения или осуждения. Ни в католической школе, ни в колледже, ни в тех католических школах, в которых я преподавала на протяжении 18 лет, меня никогда не считали ни странным человеком, ни злым духом. В одной из школ в Сан-Хосе (штат Калифорния) я даже вела занятия по мировым религиям, в которых, надо признать, больше времени уделялось гностицизму, чем Библии, Бхагават-Гите, Корану или Талмуду. Конечно, я уделяла время всем этим религиям, однако каждый раз, отходя от их изучения, обращалась к любящему всех нас Богу и к тому, что основная жизнь происходит не где-нибудь, а именно в наших душах... ведь, что ни говори, именно там могут царить как рай, так и ад.

cnНА ГЛАВНУЮcnК СПИСКУ cnВ НАЧАЛО

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru